Дождливым летним днём

Рассказ напечатан в № 25 «Российской охотничьей газеты» за 2007 г. При этом было сокращено несколько параграфов. В частности, не вошёл параграф «Характер», в котором автор рассказывает об особенностях  курцхаара.

 

 

Повезло

После небывалой для Москвы жары выдалась череда прохладных дождливых дней. Совсем как много лет назад, когда я, начитавшись книжек, натаскивал свою первую легавую…

Июль в тот год выдался сырым даже для Подмосковья. Упорно, с небольшими перерывами, сеяли дожди. Однако  дни стояли довольно теплые, и в мало где кошеных из-за ненастья лугах поднялись богатые травы. И, небывалое для наших мест дело, на каждой луговине и в дождь, и в вёдро ошалело били перепела. Видно, жаркие сухие май и начало июня обманули птиц, и забрались они на север дальше обычного. Похолодало, полило с неба, а деваться уже некуда — сели самки на гнёзда.

А нам повезло — как раз подошло время моей собаке пройти хорошую школу в лугах. Легавой второй год, она подаёт надежды, и надо их притворять. Я и отпуск специально подгадал к натаске.

Утро

Поднимаюсь рано, завтракаю и неторопливо, чтобы собака выгулялась перед дорогой, иду к автостанции.

В подкатившем автобусе мы  устраиваемся поближе к дверям. Псина садится между моих ног, поглядывает на людей, а на каждой остановке тянет к двери, и я крепко держусь за ошейник. Пассажиров мало, все заспанные, притихшие, но у отдельных собака вызывает проблески любопытства. Так и доехали.

Теперь лесной дорогой к реке. По пути попадаются ягоды. На ходу смакую их вкус и аромат. Собака всё время впереди — то  в придорожных кустах, то прыгает через полные воды выбоины и лужи. Свобода!.. Однако временами подзываю её свистком либо велю лечь.

Выходим на опушку у пойменного сырого луга. Пасмурно, тихо, почти штиль. Не лучшая обстановка, однако будем начинать. Укладываю собаку, делаю пару шагов в сторону,  и вот она, сорвавшись с места, галопом летит в мокрую, высокую траву. Метров через пятьдесят легавая разворачивается. Так уж повелось, что заходы на первые параллели у неё получаются слишком глубокими. Свистком и жестом поправляю, направляю поближе. Собака понемногу успокаивается и начинает шить челноком ровнее, а высокая трава и быстрый ход вынуждают её ловить запахи верхом. Довольно эффектно!

  • Даун! – это я для проверки контакта.

Снова вперёд. Ещё раз:

-Даун!- и опять в поиск.

Минут за десять луг пройден, и мы оказываемся у реки.  Так ничего и не нашли, а место для куликов подходящее. Собака вкусно хрустит полученным за хорошее поведение сухариком.

-Рядом! – и мы идём берегом искать более удачное место.

На кричащего

Вскоре нам открывается большой, изрезанный канавами луг. Только остановились, как забил перепел. Ударил несколько раз и смолк. Но следом наперебой закричали тут и там перепела. Славное местечко! Что нам и требовалось…

Примечаю, где кричит ближайшая птица, чтобы вернее навести легавую. Вдоль речки потянул лёгкий ветерок. Наметив объект, заходим против ветра. Теперь главное – спокойствие. Укладываю собаку.

-Ищи!

Время от времени «наш» перепел подаёт голос. А вот где-то у канавы заскрипел коростель. Вслед за тем, подальше, ещё один. И оба в направлении поиска собаки. Дичь эта у нас обычна, и моя собака с коростелем уже знакома, но уж больно он любит побегать и стойку неважно держит.

Рассчитываю, что до перепела легавой надо пройти три-четыре параллели. Слежу, как она прошивает зелёный луг галопом, поглядывая на меня на разворотах. Но вот четвёртая параллель, пятая, шестая, потом седьмая, а перепел крикнул сзади. Прошла!.. Неудачный заход!..

Коростель

Ну и ладно. Где-то здесь кричал коростель, и я не останавливаю собаку. Ежели сработает по нему, то и азарта прибавится, а то уже начинает отбывать номер.

Вот оно! Легавая с ходу разворачивается на ветер, делает несколько торопливых шагов и, вытянувшись, замирает у куртины травы. Хвост, до этого живой и подвижный, замер – верный признак, что по носу дичь.

Я быстро подхожу и, чуть выждав, посылаю:

-Пиль!!

Собака срывается, бьёт передними лапами в куст травы, останавливается, выпрямляется, ставит свечкой шею, делает новый бросок и зарывается мордой в траву. Вот тут-то в двух шагах справа от неё и поднимается коростель.

-Даун!! – кричу я.

Впрочем, зря кричу. Та уже сама легла. Отлетев метров на двадцать, дергач приткнулся к кустам у канавы.

Легавая лежит и подрагивает. Подхожу к ней.

-Хорошо, хорошо, — хвалю я.

Собака вскакивает, обнюхивает сидку, дурашливо шарит вокруг, а обрубок её хвоста, не переставая, виляет. Проняло!

Дав немного собаке насладиться запахом, беру её к ноге и стороной возвращаюсь для нового захода. Нам всё-таки нужен перепел. Занимаем исходную позицию, и снова в поиск.

Рванув с места, псина делает параллель и сразу же уходит далеко вперёд. Запомнила, чертовка, где была птица. Унеслась, свистков не слышит, а на меня даже не смотрит.

-Даун! – ей словно уши заложило.

Кричу со злостью,  надсаживая горло:

-Даун!! Даун!!!

Покосилась на меня и легла. Фу!.. Пускай-ка  немного полежит, а я пока успокоюсь. Нет, этак не пойдёт!.. Разве так должна вести себя благовоспитанная легавая?!  Вот какие они – курцхаары.

А вокруг бьют и бьют перепела.

Характер

Собаку давно хотелось. Наконец быт устроился: семья, дети, жильё — всё как у людей. Тогда и появилась возможность завести охотничьего пса. Однако какую породу выбрать? Прикидывал и так и эдак: лайки, норные, гончие — все хороши. Но остановился на легавых. И основательно изучив охотничью литературу и поразмыслив, решил – курцхаар. Очень уж расхваливали его спокойный характер, лёгкость в дрессировке и универсальность. И многие спецы особенно упирали на простоту натаски этих собак, что особенно меня, начинающего, прельщало. Хотя приятель убеждал: «Нужна собака – заведи ирландца».

Действительно, кто может быть красивее, эффектнее ирландского сеттера? По правде сказать, и мне нравились больше островные легавые. Но…  Но большей частью они в описаниях преподносились, как собаки сложные. Сеттеры, мол, своенравные, с характером, страстные до сумасшествия. А пойнтер – вообще собака-спортсмен экстра-класса – только для избранных. Так и сложился образ: курцхаар – идеальная охотничья собака.

Но вот моей псине второй год, и я уже понял, что курцхаар не так прост и требует «жёсткой руки». Вместе с сильной нервной системой, он обладает и излишней самостоятельностью, без чего немыслимо было бы разностороннее использование собаки. Потому-то эта легавая достаточно упряма, даже лучше сказать – настырна, упёрта. В то же время, курцхаар очень добродушен, отнюдь не капризен, не своенравен и прощает хозяину вольное обращение. И буквально через несколько минут после жестокой взбучки, он, как ни в чём ни бывало, будет приставать, лизаться и играть.

Отсутствие комплексов и оптимизм присущи курцхаару.

Пустая стойка

Однако время уходит, и наши уроки пора продолжать. Подзываю псину и укладываю у ног. Вид у неё виноватый – чувствует, что сержусь.

И снова в поиск. Вот теперь пошла лучше – не так забирает вперёд. Всё-таки немного успокоилась. Несмотря на это, несколько раз укладываю на ходу собаку. До канавы дошли, не подняв ничего. А ведь бьют, как оглашенные, два перепела. Ещё и курочки должны быть с выводками. Июль, как ни как!

Подсвистываю собаку.

-Хорошо.  Хорошо.

Она немного устала, но это не беда. Сейчас только и работать: не жарко, пасмурно, влажно. Лишь высокая трава досаждает.

Начинается лёгкий дождик и вскоре прекращается. Недолгий отдых и новый заход на ветер.

Энтузиазм у сучки пропал. Она размеренно механически ходит челноком. А птицы всё нет и нет. Вот собака плавно развернулась и протянула несколько метров. Но насторожился я напрасно – она поскакала снова. Опять неуверенная потяжка шагов пять — и собака замерла. Подхожу не дыша. При моём приближении хвост её несмело зашевелился.

-Пиль!

Бросок легавой вперёд, ещё один, начинает ковыряться в траве.

-Копаешь! Копаешь! – поправляю я.

  • Ищи!

Она уходит в поиск.

Вот так – пустая стойка… Видно, стояла по сидке. Да, хвостик, всё-таки, отменный индикатор. На верной стойке собака им вилять не станет.

Снова дергач

А теперь требуется особое внимание — подходим к канаве, у которой недавно кричал коростель, к тому же травка здесь заметно пониже. Собака с хода прихватывает запах, тянет, каменеет на несколько секунд и, став словно ниже на ногах, по-кошачьи делает несколько крадущихся шагов, вновь замирает и тянет дальше и дальше, то останавливаясь, то продвигаясь вперёд. Вся напряглась, нос непрерывно работает – ловит манящий запах. Пройдя таким манером шагов двадцать как по линейке в сторону канавы, собака стаёт. Я всё это время осторожно следую за ней по пятам.

Сука стоит, будто вжавшись в траву. Не шелохнётся. Хвостик застыл; ноздри играют и нервно ловят бьющий из травы запах, щёки надуваются, прокачивая воздух.

Собака чуть косится желтоватым глазом на меня. Пора?

-Пиль! – бросок на несколько шагов прямо вперёд, и в полуметре от неё взлетает коростель.

Легавая ложится и, подрагивая всем телом, провожает птицу взглядом. Но коростель сразу же ныряет в кусты.

Собака лежит.

-Хорошо. Хорошо, — даю ей сухарик.

Она вскакивает, тычется в ладонь, но сухарик не берёт, а с упоением обнюхивает сидку и возбуждённо крутится. Я велю ей лечь и осматриваюсь.

Лось и ввавака

По-прежнему пасмурно. Дождик – я и не заметил, когда он начался. Трава уже мокрая. Я в коротких сапогах, и брюки успели вымокнуть. Отсырел и пиджак, но ветровку пока не надеваю – будет жарко.

Вот так встреча! В полусотне метров от нас показывается лось. Он перебирается через  речку и беззвучно и плавно, как в замедленном кино, бежит к лесу…

Ну, хватит бездельничать. Пора работать.

Подбираю участок для новых поисков. Примечаю, где кричат перепела. А они то бьют, то смолкают, и дождь им вовсе не помеха.

Слышу совсем рядом странного перепела. Он только начинает: «ва-ваа, ва-ваа» — и всё. Второе колено: «пить-полать» — не кричит. Любопытный петушок.

Поразмыслив, нахожу, что нужно перебраться повыше, где не такая высокая трава. Там и работать легче, и не так будет сыро.

Перепел

Начинаем поиск. Собака работает на умеренном галопе, время от времени на потяжках что-то проверяет и скачет дальше.

Вдруг она с ходу застыла. Стоит в нелепой позе, изогнувшись. Я подхожу, успокаиваю дыхание.

-Пиль! – тут же сделав короткую быструю подводку, сука поднимает перепёлку!

-Даун! – и собака лежит.

Круглый, как шарик, перепел, трепеща крыльями, отлетает недалеко и сваливается в траву.

Я нахваливаю собаку и даю как следует обнюхать перепелиную сидку. Вот и первая работа по перепёлке!

Ливанул дождь, а спрятаться особенно некуда. Не беда – будем работать. Я надеваю куртку и пускаю легавую с надеждой навести на перелетевшую птицу. Хотя встреча с перепелом собаку взбодрила, но ищет она уже вразвалочку, то и дело поглядывая на меня. Перемещённую перепелку мы проходим. Жалко – не получилось…

Идём дальше, а трава уже такая высокая, что скрывает легавую. Сверху сеет дождик, и я весь вымок в траве; брюки – хоть отжимай; в сапогах хлюпает вода. Нет, нужно перебираться на другое место. А пока мы его выискиваем, дождь кончается, а ветер становится заметнее. И опять по полю бьют перепела.

Выводок

Продолжаем наши упражнения, а одежда тем временем понемногу просыхает. Собака на тяжеловатом галопе закладывает параллели. Иногда норовит сделать челнок покороче. А хвостом работает уже спокойней.

-Хорошо! Хорошо! Ищи! – покрикиваю я.

Легавая в очередной раз прихватила на ветер. Проверка? Да нет — уверенно тянет и замирает на стойке, как на картинке. Стоит крепко. Затаив дыхание, подхожу. Выдерживаю собаку — уж больно красиво…

-Пиль!

Она срывается и поднимает выводок! Пяток перепелят вразнобой поднимается прямо из-под носа легавой. Собака растеряно ложится. А птенцы, не отлетев и сорока шагов, один за другим падают в траву. Работа удалась, как по нотам.

Опять пошёл дождь. Я нахваливаю легавую, даю ей успокоиться и под впечатлением от красивой работы увожу под раскидистое дерево на берегу речки.

Нас обругали

Дождь мало-помалу стихает, и мы вновь отправляемся в поиск. Минут десять работаем, и за это время две пустые стойки. Но вот собака на очередной параллели прихватила запах и потянула в сторону кустиков репейника. Проходит с десяток шагов и стаёт. На этот раз я уже не тороплюсь, дабы она, разобравшись, что птицы нет, сама сошла со стойки. Хотя при  верной работе птичка может просто отбежать. Сука продолжает стоять уверенно. Приближаюсь и соображаю, что делать: посылать – не посылать? Решаюсь:

-Пиль!

Она делает подряд несколько бросков вперёд, выпрямляется, недоумевая и развесив уши, и начинает копать. Сделав кружок и нырнув в траву, собака на миг замирает и норовит прижать птицу лапами. На это из травы раздаётся рассерженный крик. Я таких звуков ещё не слышал – что-то среднее между щёлканьем глухаря и квохтаньем наседки. Собака пытается догнать улизнувшую птицу, а я замечаю, как около меня зашевелилась трава. Не переставая возмущаться, птица обегает  меня и, прошмыгнув между ног, удирает. Рыжеватое её оперенье мелькает в траве. Точно – коростель! Он отбежал и смолк. Собака крутится рядом. Запутал, хитрец, след – поди разбери.

-Копаешь! – говорю я строго и посылаю её в поиск.

Пусть его бегает. А нам сейчас нужен перепел.

Гнездо

Вскоре  мы его находим. Собака, протянув несколько шагов, с посыла броском накоротке поднимает перепела, и, припав к месту сидки, замирает. Подхожу и, ухвативши её за ошейник, рассматриваю. Гнездо! В нём лежат пять рыжевато-коричневых с веснушками яичек. Легавая раздавила одно, и ясно, что перепёлка отложила их совсем недавно.

Вторая кладка, а первая скорее всего погибла. Гнездышко основательно разворочено, и вряд ли птица вернётся на него. Осторожно забираю яйца и кладу их в сумку. Говорят, перепелиные яички очень полезные. Попробуем.

Конец — делу венец

Работаем. Обыскиваем луг и снова возвращаемся на ветер. Легавая основательно подустала и держится недалеко. Стараюсь её подбодрить: подзываю, хвалю, угощаю, — и снова посылаю в поиск.

При очередном заходе собака после небольшой потяжки выразительно стаёт. Подхожу и посылаю. Она живо делает несколько шагов и поднимает перепела.

-Даун!

Легавая ложится. Я хвалю её и даю пригоршню сухариков. Угощение вмиг проглочено, и сидка обнюхивается с пристальным вниманием.

Пожалуй хватит… Мы уже мотаемся под дождями несколько часов. Последняя работа вышла неплохо. И то, что нужно — по перепелу. Собака уже устала, да и я тоже притомился. Передохнув немного, отправляемся домой.

К автобусу поспеваем очень удачно, и через полчаса прямо к обеду попадаем домой.

 

Сергей Скворцов

 

пятница, 13 апреля 2007 г.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.