Поиски идеалов борзых

Очерк был сдан в редакцию охотничьего журнала «Охота и рыбалка XXI век» в марте 2004 года. Напечатан в №№ 4,5 журнала «Охота и рыбалка XXI век» за 2006 г.

 

 

  • Идеалы борзых
    Идеалы борзых
  • Идеалы борзых
    Идеалы борзых
  • Идеалы борзых
    Идеалы борзых
  • Идеалы борзых
    Идеалы борзых

Об идеальной борзой собаке в течение последних двух веков не мало мнений было высказано и много рассуждений написано различными сочинителями. И, зачастую, совершенно не схожих. Да и в наше время любители борзых собак продолжают искать идеалы. При этом в поисках совершенства всегда выделяются две линии: выявление лучшей породы борзых и определение идеальных статей собак. Однако характерно, что и в том и в другом случае исследователей заботили, прежде всего, рабочие качества борзых.

Какая же порода борзых самая лучшая? Этот вопрос не давал покоя многим российским кинологам и любителям собак. Со времён так называемых “фамильных пород” не мало страниц было исписано и не мало слов сказано в дискуссиях на эту тему. Одни псовые охотники считали густопсовых непревзойдёнными по полевому досугу, другие корифеи — чистопсовых, а кому-то больше нравились какие-нибудь горские борзые. Привлекала данная тема и знатоков за рубежом.

И до сих пор подобные споры не прекращаются. Так же горячо полемизируют любители псовых, восточных и английских борзых. Однако была ли, есть и может ли в принципе существовать идеальная порода собак, способная удовлетворить всех? Очевидно, нет. Слишком уж разнятся условия применения, выращивания и содержания борзых в различных уголках мира и даже в отдельных частях современной России. Очевидно, горные борзые Центральной Азии, живущие в довольно суровом климате и приспособившиеся работать в сложном рельефе по камням, не могут быть похожи на грейхаундов и конкурировать с ними в скачках по ровным зелёным лужайкам. Точно так же борзая Южной Сахары — азавак, адаптированная к жизни и охоте в пустыне, не сможет соперничать  в российских условиях с русскими борзыми. А прекрасно приспособленная к нашему климату псовая борзая во время травли зверя перегревается уже при температуре +10 — +15°С.

Посему следует признать поиск идеальной породы делом неблагодарным и, можно сказать, бессмысленным. И, оставив поиск совершенной везде и во все времена породы, обратиться к более узкой и исследуемой теме: к особенностям экстерьера борзых собак.

Мнений по поводу идеальных статей борзых в минувших веках высказывалось много. Во всём мире авторитеты публично излагали свои взгляды и давали описания идеальной по ладам собаки. В XIX столетии очень часто это обсуждалось и в российской охотничьей печати. Сабанеев, Губин, Мачеварианов, Вышеславцев – это только некоторые из знатоков, затрагивавших данную тему. И, как известно, в первой половине XIX столетия в России было несчётное количество комплектных охот и, почитай, столько же фамильных пород, а каждый дельный охотник считал свою породу идеалом. Поэтому не мудрено, что споры о русской борзой шли не одно десятилетие. Практически каждый пишущий псовый охотник в те годы высказывал своё мнение об идеальной собаке. В чём-то авторы сходились, но не редко мнения их были диаметрально противоположны.

Тем не менее, несмотря на разнообразие суждений, иногда спорных, иногда и странных, нашими предками зачастую были точно подмечены особенности статей борзых, определяющие их продуктивность, или досуг, как говорилось.

Вспомним, на пример, рассуждения А.С. Вышеславцева в статье “Идеалы псовых собак”, помещённой в  журнале “Природа и охота” в 1880 году:

…достаточное же расстояние между рёбрами как у собаки, так и у лошади даёт животному возможность сильно сгибаться и разгибаться на скаку. Зад широкий и несколько свислый, что способствует заносить дальше под себя задние ноги; прямой крестец — плохая рекомендация для скаковой лошади и борзой собаки.

…с прямыми задними ногами редко хорошо скачут и лошади, и собаки. Мускулы на задних ногах (чёрные мяса) и плечах были длинны, но не выпуклы; у английских собак, напротив, они коротки и очень выпуклы; первое даёт быстроту, второе — способность продолжительной скачки, что замечается у английской скаковой лошади.

Большинство современных кинологов убеждено, что красота, совершенство экстерьера охотничьей собаки должны быть неотделимы от его функциональности. Другими словами — все особенности экстерьера и каждая стать должны быть функциональны, наиболее приспособлены для продуктивной работы. Вот и Вышеславцев пытался “алгеброй гармонию проверить”, связав особенности экстерьера разных борзых с их охотничьими качествами. Правда, при этом он не сумел избежать заблуждений. Так, на самом деле наоборот – длинная, сухая мускулатура свойственна стайерам, а короткие, мощные, но эластичные мышцы более способны к взрывной резвой работе. И, кстати, английская чистокровная верховая порода лошадей была и остаётся непревзойдённой на спринтерских дистанциях.

Функциональный подход свойственен и авторитетнейшему знатоку псовой охоты Губину. В своём известном “Руководстве”, восхваляя чистопсовых борзых, он замечает:но, тем не менее, уходу русаку от чистокровных (т.е. кровных чистопсовых — С.М.) почти быть не может на том основании, что по причине их шеистости они очень поимисты и потому более двух-трёх угонок русаку не дают никогда, а чаще ловят русаков без угонок.

Действительно, борзой с длинной и гибкой шеей легче поймать зверя, чем короткошеей, которой и дотянуться-то до русака с высоты её роста сложно, не то что поймать, когда тот уворачивается на угонке. Об этом же говорит и Сабанеев в своих трудах:

Короткость и негибкость шеи были главными причинами непоимистости густопсовых и в связи с броском объясняют, почему они так часто убивали зайца грудью на угонках.

Но это суждения настоящих охотников, и мы к ним ещё не раз вернёмся. Однако к концу XIX века, вскоре после начала проведения выставок собак, в России уже определились и другие подходы к экстерьеру борзых. Да и не только в России – во всём мире по всем породам разведенцы и кинологи постепенно стали расходиться в требованиях к внешнему виду собак. С течением времени разногласия настолько обозначились, что поклонники выставочных и рабочих собак сейчас совершенно не понимают друг друга. И существующий сейчас круг любителей охотничьих собак характеризуется многообразными вкусами и интересами.

У почитателей броской красоты, декоративности в собаках, заядлых участников всевозможных выставок – дог-шоу-менов – бытуют собственные представления об экстерьере. Ко всему прочему, эти люди не просто любят красивых животных. Им в достаточной степени присущи такие качества, как: спортивный дух, соперничество, честолюбие. Далеко не чужд многим и коммерческий подход к собакам. И среди российских почитателей охотничьих собак по мере развития у нас в последнее десятилетие европейской системы шоу-выставок таких становиться всё больше. Правда, в СССР ещё до появления сертификатных выставок системы РКФ/FCI была категория любителей, почти не бывавших со своими собаками в поле, на охоте, но непременно участвовавших в охотничьих выставках. Существует она и поныне. Кроме того, у нас в стране находится немало энтузиастов, экспонирующих своих борзых как на сертификатных, так и на охотничьих выставках.

Совершенно иной подход бытует у записных охотников и промысловиков. Линии головы, положение правила и прочие изыски эстетов чужды для них — пусть хоть совсем собака без головы, лишь бы работала. В этой группе можно найти и серьёзных заводчиков, для которых главное — охотничьи качества борзых.

Это две крайние партии любителей борзых. Между этими позициями обнаруживается большое разнообразие интересов, пристрастий и мнений. Так, многие любители посостязаться – назовём их “спортсменами” — считают, что собака может себя показать только на полевых испытаниях по вольному зверю. Другие «спортсмены» занимаются исключительно бегами за “электрическим зайцем”. А некоторые стараются совместить бега с охотой, охоту с бегами или состязания по вольному зверю с состязаниями на кинодроме. Немалое число поклонников борзых участвует только в бегах да в сертификатных шоу-выставках, совершенно не бывая со своими собаками в поле.

Естественно, что различные стремления заводчиков определяют и различные направления племенной работы. Два крайних течения в разведении собак: шоу-разведение и рабочее, — находятся в сильном противоречии. Во многих странах наличие таких различных подходов привели к выделению в ряде исконно охотничьих пород собак шоу-типа и рабочего типа, отличающихся настолько, что их впору считать разными породам. Впрочем, такая ситуация сейчас характерна для всех рабочих групп пород собак: охотничьих, пастушьих, сторожевых и спортивных. Вместе с тем, не мало заводчиков стремится к компромиссу, конвергенции и пытается получить у своих собак и отменные рабочие качества, и парадный блеск.

И в нашей стране существует, и весьма значительная, группа борзятников “центристского” толка, одинаково любящих и в поле душу травлей порадовать на охоте или собак померить с товарищами на испытаниях, и на выставке показаться с красивой борзой. От собаки в этих случаях требуется сочетание рабочих качеств и красивого экстерьера, блёсткости. Следует отметить, что подобный дуалистический подход в течение последних десятилетий целиком и полностью доминирует в охотничьей кинологии России, а ранее во всём СССР.

Разумеется, разнообразие пристрастий и направлений среди любителей борзых порождает и заметно отличающиеся требования к собакам, которые, прежде всего, касаются их экстерьера. Хотя взгляды на тип высшей нервной деятельности (ВНД) борзых у сторонников различных направлений разведения достаточно близки.

Какие же свойства отличают выставочную борзую?

Удачно выступающие на сертификатных выставках собаки, вне зависимости от породы, отличаются, прежде всего, довольно высоким ростом. Рослая собака всегда эффектнее смотрится на ринге. А у длинношерстных пород для выставочной собаки прямо-таки обязателен обильный шерстный покров. Это особенно заметно на ринге у афганов и русских псовых борзых. Безусловно, невозможно не обратить внимания на красоту шикарного, длинного и густого убора этих собак. Но кроме деформированных модой вкусов заводчиков, никакой иной причины появления собак с гипертрофированным шерстным покровом нет. Помимо чрезвычайно развитой псовины, у таких борзых, как правило, значительно спрямлённые углы конечностей и довольно высоко поставленные, длинные, зачастую до утрированности, шеи. Выставочные собаки заметно высокоперёды. Даже русская псовая борзая, у которой холка в принципе не должна быть выражена, в варианте западного выставочного разведения имеет такую особенность. Разумеется, все эти черты придают борзым на ринге элегантный, гордый и выразительный вид. Вместе с тем, мускулатура подобных борзых хотя и гармонична, но часто недостаточно развита. А, к примеру, у русских псовых увлечение ростом и богатым убором зачастую идёт в ущерб сухости и лёгкости костяка — собаки получаются тяжёлые, вялые. Отмеченные признаки заметно выражены, хотя и в значительно меньше степени, и у выставочных борзых охотничьего разведения.

Уже из этих бегло обозначенных особенностей борзых выставочного разведения можно сделать вывод, что экстерьер их недостаточно функционален, определяется отвлечёнными эстетическими соображениями и во многом формируется модой. И ладно бы это касалось только тех пород борзых, с которыми на западе никогда не охотились и не использовали в индустрии бегов за “электрическим зайцем”, таких как русская псовая или афган. Но и грейхаунд, это олицетворение спортивной, самой быстрой в мире собаки, в шоу-версии совершенно не функционален по экстерьеру! Посему, думается, не следует далее останавливаться на выставочных собаках, а перейти к более сложной и интересной теме — особенностям экстерьера борзых рабочих направлений разведения.

Впрочем, от темы эффектности экстерьера в ущерб рациональности нам не уйти. Пожалуй, прозвучит как крамола, что в качестве яркого примера создания породы на основе умозрительных и, в значительной степени, эстетических критериев и вкусов можно привести русскую псовую борзую. Надо заметить, что во времена формирования этой породы из довольно разнотипных “фамильных” борзых не мало было толковых публикаций с анализом рациональности экстерьера. Но вместе с тем, как кажется, неоправданно много уделялось внимания и вторичным признакам: строению головы и поискам идеальных её линий, структуре псовины и прочим. Как бы там ни было, в результате к концу XIX — началу XX столетия в России сформировалась настолько самобытная и отличная от всех прочих порода борзых собак, что до сих пор она завоёвывает сердца любителей на западе своей декоративностью. Тем не менее, возникает далеко не праздный вопрос: насколько функционален экстерьер этой нашей национальной гордости?

Эталоном русских псовых борзых все кинологи считают собак Першинской охоты. Именно они стоят в истоке линий собак Европы, Англии и США. Сильны их крови и у наших современных псовых. Но всё ли было так благополучно, достойно восхищения и подражания у знаменитых першинских борзых?

Здесь уместно вспомнить, что в период создания породы, да и позднее, не раз раздавалась критика по поводу прямо-таки болезненного увлечения многих заводчиков формированием излишне эффектного, если не сказать вычурного, экстерьера русской борзой. Так, И.П. Тарасов в монографии под названием “О сложении борзой”, изданной в 1925 году, высказывается достаточно жёстко:

Вопросами эстетическими наши псовые охотники были заняты чуть ли не больше, чем следует, и было много сломано копий по вопросу о типе головы и затяжке ушей, т.е. тех частей, которые у англичан не вызывали особых споров, и к  головам предъявлялись требования в смысле характерности, но не абсолютного тождества.

Он же, описывая собак Першинской охоты, замечает:

Головы приобрели такой эффект, что на головы лучших экземпляров, какими были такие исключительные величины, как Ахил и Леста, нельзя было смотреть, не испытывая восторга, но в то же время участились вывихи челюстей во время поимки и игры между щенками, молодыми и даже взрослыми собаками.

И это только некоторые последствия увлечения внешним эффектом. Так, для современных русских псовых борзых характерна общая узкотелость, узкая спина с торчащими позвонками и слабо развитыми мышцами (как говорили в старину — “шатром”), плоские, плохо спущенные рёбра. Навряд ли такими борзыми можно эффективно травить волка — одного из основных объектов старинных охот. Но и охоте на зайцев подобная лещеватость не способствует. А заложены были все эти тенденции к узкотелости и беднокостности изначально, с момента создания в конце XIX столетия, так называемой современной русской псовой. Вспомним, что не зря против таких “карасей” выступали и Мачеварианов, и многие другие знающие псовые охотники.

Немало пробуждает размышлений и столь богатый шерстный покров русских псовых борзых. Собственно говоря, не совсем понятна надобность в полуметровой псовине у легендарной густопсовой борзой, которая была выведена в России, по разным сведениям, где-то в XVII-XVIII столетиях. (Кстати, некоторые исследователи вообще сомневались в существовании этой породы.) Трудно считать практичным и даже полезным такую псовину, за которой требуется ежедневный уход, к которой липнут колючки и всякий лесной мусор, которая, намокнув, долго сохнет, а если её регулярно не расчёсывать — сваливается в колтуны. Разумеется, с такой одеждой борзая не мёрзнет при содержании на псовом дворе, хорошо защищена от ветра и снега (хотя после выпадения снегов и наступления устойчивых холодов охота с борзыми практически заканчивалась), может долго находиться неподвижно на номере при островной езде. Но из этих же соображений для условий средней России больше подходит шерстный покров, как у лайки — не очень длинный, с развитым густым и тёплым подшерстком. Само собой разумеется, только при большом количестве даровой прислуги и можно было разводить подобных собак.

Не совсем понятны и требования старинных охотников к непременному наличию “верха” у псовых борзых. Действительно ли спина в форме лука эффективнее работает при скачке? Представляется, что это плод умозрительных заключений — ведь больше ни у одной борзой такого выгнутого дугою позвоночника нет. Даже у непревзойдённого пока по резвости грейхаунда. Кроме того, вряд ли спина такой формы может быть достаточно гибкой, чтобы способствовать скоростным качествам собаки. Не даром, к примеру, считают, что колоссальная резвость гепарда накоротке во многом определяется гибкостью его позвоночника. Можно предположить, что знаменитый “верх” русской борзой помогал ей быть пруткой на небольших дистанциях, когда в старину, как полагают многие, охота часто проводилась на лесных полянах. Только в отличие от распространённого мнения мне кажется проведение нашими предками подобной охоты с борзыми весьма проблематичным. Однако, как бы там ни было, такая форма спины закрепилась как типичный породный признак русской псовой борзой.

Вернёмся, однако, к предъявляемым различными группами борзятников столь отличающимся требованиям к борзым.

В противоположность выставочникам, у непримиримых почитателей охоты с борзыми и промысловиков бытует утилитарный подход. Правильность статей их практически не интересует, и главными качествами считаются неприхотливость и добычливость. Минимум ухода и результативность работы  — только такая борзая будет достойна внимания промысловика. А необходимость и объём ухода определяется качеством шерстного покрова, крепостью здоровья собаки и её скороспелостью. Борзая должна быть лёгкой в выращивании, устойчивой к заболеваниям и рано приниматься за работу.

Естественно, требования к шерстному покрову в зависимости от условий, в которых используются собаки, будут у охотников различными. Так, длинношерстные борзые лучше защищены от ветров и холодов средней полосы и гор. Но в степях такой покров собирает так много колючек, что приходится их часами вычёсывать или выстригать клочьями. Этого мало, набившиеся в очёсы колючки сильно мешают и движениям борзой на охоте. Гладкошерстные же собаки не имеют этих недостатков, но они мёрзнут на ветру и в морозы, особенно когда не движутся.

Добычливость борзой определяют её физические качества, среди которых для практической охоты немаловажное значение имеет бессъездность, то есть выносливость, способность много дней подряд охотиться, делая в течение дня несколько скачек.

У спортсменов-любителей кинодромов свой подход к борзым. Собственно, тут всё равно как одета собака, короткошерстная или длинношерстная это порода и какой длины псовина, главное в другом — собака должна быть как можно резвее. В дополнение к этому, она должна быть и ловка на виражах, так как в большинстве случаев собаки бегают за “электрическим зайцем” по дорожке с поворотами. А таким требованиям обычно удовлетворяют некрупные борзые с лёгким костяком. И зачастую беговые собаки имеют далеко не идеальный экстерьер, что не мешает им показывать хорошую резвость. Правильность статей борзых куда меньше волнует любителей бегов, чем их спринтерские способности.

Тем не менее, несмотря на прикладной подход практических охотников и любителей беговых дорожек, а также на особенности каждой из пород и даже на стилизацию и утрирование признаков, к которым упорно стремятся выставочники и ортодоксы, все борзые имеют вполне определённые и общие черты экстерьера. Они обусловлены особенностью работы, присущей только собакам этой группы: скоростным преследованием животных до их поимки (или в современных условиях спортивных бегов — движущихся искусственных объектов до финиша) с использованием только одного органа чувств – зрения. Не зря в FCI средиземноморских борзоподобных собак, не удовлетворяющих этим требованиям, в конце концов, перевели из группы борзых в группу шпицев. Правда группа жесткошерстных травильных борзоподобных собак, видно, так и прижилась навсегда вместе с борзыми. Вместе с тем, как уже говорилось, в зависимости от приспособленности той или иной породы к условиям и способам использования, между породами непременно существуют и отличия.

Итак, если оставить стремления к вычурности, утрированности, другими словами – декоративности, имеющей место быть в некоторых породах борзых, то для собак рабочих оценка с позиции функциональности экстерьера остаётся единственно правильной.

Исходя из этого, и начнём анализ. Рассмотрим прежде всего самое главное – тип сложения борзой.

Среди настоящих борзых нет пород, для которых был бы характерен крепкий тип сложения, не говоря уже о грубом. А если иногда и упоминают про борзых крепкого типа, то они являются таковыми только относительно других пород борзых или относительно других собак данной породы. У собак, назначение которых — резвая скачка и ловля небольших животных, кроме как суховатого сложения с развитой гибкой мускулатурой, другого и быть не может. Ещё Ермолов в своём предисловии к “ермоловскому стандарту” справедливо заметил:

Действительно, все собаки первоклассной резвости имели богатырскую колодку — при теле как каучук, и при сухости, но, увлекаясь при подборе богатырством, можно установить мясистую грубость. Ежели между огромными осетрами с телячьим задом я не встречал никогда собак резвых, зато я знал не мало мясистых першеронов, скакавших тупо.

Общий облик настоящей борзой собаки производит впечатление приспособленности к стремительным движениям, лёгкости (даже у крупных борзых типа русской псовой), изящества и благородства, ну и исключительной породистости. Все борзые высоконоги, а их формат, в зависимости от породы, в большей или меньшей степени приближается к квадратному. Подобный признак характерен для всех быстроаллюрных животных. Обычно в стандартах пород отмечаются все упомянутые здесь особенности.

Вполне понятно, что тяжёлый, грубый костяк и загруженная мускулатура не способствуют скоростным качествам борзой. Но, разумеется, её мышцы должны быть достаточно развиты и, главное, обладать значительной силой и скоростью сокращения. Костяк же, при лёгкости и относительной тонкости, должен быть очень прочным, чтобы выдерживать колоссальные нагрузки и быть основой мощной мускулатуры.

А для эффективной работы лёгких и сердца у борзой должна быть достаточно объёмная грудная клетка. Лещеватые собаки, как правило, недостаточно выносливы.

Движения всех борзых собак, с их сильной и гибкой мускулатурой и лёгким, но прочным костяком, хорошо координированы, или, как говорят на западе, сбалансированы, легкие, пружинящие и гибкие. А обычными аллюрами являются небыстрая рысь в спокойном состоянии и карьер во время травли зверя.

Обладают эти собаки и характерными особенностями отдельных статей.

Так, все борзые имеют относительно длинные головы с длинным, равным длине черепной части или даже длиннее щипцом. У них невыраженный или слабо выраженный переход ото лба к морде. Подобные черты, обусловленные, прежде всего, сухим типом сложения, очень функциональны. Естественно, собакам с коротким щипцом труднее ловить изворотливых животных. Однако, как уже говорилось, чрезмерное увлечение длиной  и узостью головы может привести и к нежелательным последствиям. Неполнозубость, нередко встречающаяся у наших современных псовых борзых, скорее всего тоже побочный эффект этого увлечения утрированно узкими головами. Ещё Л.П. Сабанеев заметил:

Острощипость почти всегда соединяется с подуздостью, т.е. с укорочением нижней челюсти, вследствие чего верхние резцы находятся впереди нижних. Такое строение щипца составляет большой порок у всех собак, тем более у борзых, и бывает причиною непоимистости.

Не стоит забывать, что многие породы борзых применялись в прошлом для травли волка. Но и теперь, безусловно, челюсти борзой должны быть достаточно сильными, чтобы удержать пойманного зверя.

Зрение для борзых собак, пожалуй, не менее важно, чем резвость. Поэтому не зря в старинной отечественной кинологической литературе уделялось так много внимания описанию глаз борзых. Надо заметить, что собаки вообще-то довольно близоруки, но борзая способна замечать зверя на значительном расстоянии, и в этом её отличие от других охотничьих собак. У всех борзых глаза достаточно крупны и в большей или меньшей степени косо поставлены, что связано с общей узостью головы. Взгляд их внимательный и сосредоточенный. Старинные псовые охотники считали, что у борзой должен быть крупный, вальдшнепиный (или соколиный) глаз. Вместе с тем отмечалось, что увлечение узостью черепа привело к тому, что зрение этих собак из-за близко расположенных друг от друга глаз потеряло стереоскопичность. А это, как понятно, не способствуют проявлению зоркости борзой.

Менее всего связаны с функциональным назначением борзых уши. И, в отличие от многих других статей у разных пород, они значительно различаются по форме. Здесь и висячие, голые или сеттерообразные в уборе уши восточных борзых, и затянутые в форме лепестка розы уши английских борзых. Следует, видимо, считать, что форма ушей отнюдь не определяется специализацией этих охотничьих собак, а является вторичным, во многих случаях, приобретённым признаком. Скорее всего, исходной формой были висячие уши настоящих борзых древнего происхождения типа слюги и ближайших её родственников — салюки и азавака. Прочие же формы ушей были получены в результате скрещивания исходных форм борзых с другими породами собак. Так, русские борзые приобрели своё острое и затянутое назад ухо, скорее всего, от старинных лаек. И англичане грейхаунда неоднократно скрещивали с другими породами собак. Известный факт прилития к нему крови бульдога, несомненно, отразился и на форме ушей. Что же касается стоячих ушей сицилийских и других борзоподобных собак средиземноморья, то они свидетельствуют о древнем происхождении и близком родстве со шпицами. Это не совсем борзые (или совсем не борзые).

Следует также отметить, что северные борзые имеют относительно маленькие уши, а борзая Юга Сахары азавак — довольно большие. Но эти особенности связаны с адаптацией пород к среде обитания, и азаваку большие уши помогают переносить жару.

По поводу шеи борзых уже приводились высказывания авторитетов. Естественно, что всем им присуща длинная, гибкая шея и, как правило, достаточно высоко поставленная. Правда, к примеру, у русской псовой борзой выгнутая линия спины, отсутствие холки, высокоперёдости диктуют и соответствующий постав шеи. И он может быть характеризован скорее как нормальный. У всех других пород борзых относительно прямая линия верха и выраженная холка обеспечивают в свободном состоянии высокое положение головы, а при карьере уверенно поддерживают её при выносе вперёд.

Чтобы борзая была способна к резвой работе, её спина должна быть прочной, с развитыми мышцами, довольно длинной. На спину приходится значительная нагрузка во время скачки. Это как бы мост между задней частью, посылающей собаку вперёд, и передней, амортизирующей при приземлении. От гибкости и силы спины во многом зависят резвостные качества борзой. Сокращения мощной мускулатуры спины позволяют делать собаке дальние и высокие прыжки. Поэтому и поясница должна быть сильной, с развитыми мышцами, слегка выпуклой, и недлинной. Вся линия спины у борзых слегка выпукла (правда, у русской псовой борзой — буквально дугой), создаёт как бы арку, что способствует прочности корпуса, лучше поддерживает внутренние органы. Такая спина с большей амплитудой работает при карьере. У наиболее сильных борзых мышцы спины выделяются двумя жгутами по бокам позвоночника.

Круп у борзых имеет заметный скос, что способствует движению карьером и прыжкам. Он должен быть мускулист, широк и длинен, чтобы обеспечивать мощный толчок.

Собака с широким и свислым задом может дальше бросать под себя задние ноги, вследствие чего скачок её длиннее. Таз непременно должен быть широк, ибо только при этом условии задние ноги могут далеко захватывать пространство впереди передних.

Таковы требования Сабанеева к этой стати.

Грудь. Какова же должна быть у борзой грудь? По этому поводу очень много дискутировали в XIX столетии. Мачеварианов упорно считал, что у хороших борзых она должна быть бочковата. Но с эти многие были не согласны. И здесь, пожалуй, следует прислушаться к Сабанееву:

Вообще следует заметить, что у борзых, как у животных, предназначенных для быстрой скачки, грудь должна быть сравнительно уже, чем у всех других пород собак, и притом тем уже, чем кратковременнее бывает их скачка, то есть пылкие борзые всегда лещеватее сильных, ловящих вдаль.

Действительно, у чистокровных борзых сейчас не встречаются такие бочковатые рёбра, как у гончих. Кроме того, заметно, что у менее скоростных восточных борзых, как правило, они более выпуклы. Да и у западной борзой грейхаунда, в зависимости от специализации и направленности разведения, ребра могут быть более или менее выпуклыми. Но всё же они у всех борзых в достаточной степени плоские. Более того, излишне выпуклые рёбра как-то не свойственны общему облику борзой, собаке узкотелой и лёгкой. Хотя о “лещах” среди русских псовых борзых уже говорилось выше.

Борзым собакам так же не присуща и сколь-нибудь широкая грудь. Но при этом места для лёгких и сердца должно быть в грудной клетке достаточно. Поэтому грудь должна быть достаточно спущена — до локтей, а у узкогрудых псовых борзых лучше бы даже и ниже. Однако у современных псовых редко можно увидеть такую грудную клетку.

Все борзые имеют характерное строение передних конечностей. Прежде всего, их кости должны быть достаточно прочными. Сабанеев об этом выразился так:

Хотя передние ноги служат только опорой во время скачки, как у зайца, тем не менее, они не должны быть тонки костью, так как при несоразмерно слабых передних ногах борзая будет пронослива на угонках — непоимиста.

Но они не должны быть и излишне широки в кости, и свойственная борзым лёгкость костяка должна сохраняться.

Предплечья у борзых длинные и ровные. А если смотреть спереди, то они уже, чем при взгляде сбоку, и расположены параллельно. Авторитетный Мачеварианов считал, что локотки у борзой должны быть свободны, слегка расставлены — “смотреть в поле”. Вообще же во всех стандартах оговорено, и это правильно, что локотки должны смотреть строго назад. И если с “локотками в поле”, ещё можно смириться — в этом случае простор для их движения все-таки остаётся, то подвёрнутые внутрь локти не присущи резвым борзым. Такая особенность говорит о слабости собаки и сопутствует узкой груди и лещеватости. И Сабанеев считал:

…подвёрнутые внутрь локотки — большой недостаток, так как собака, тыкаясь локотками в грудной ящик, не может иметь быстрой скачки…

Если сравнивать с другими породами охотничьих собак, то плечо у борзых прямовато. Обычно угол плечелопаточного сочленения составляет у них 100 — 110°, что характерно для животных, движущихся карьером. Такое строение позволяет свободно выносить передние конечности вперёд, меньше усилий затрачивая на перемещение тела вверх-вниз. В то же время, излишне прямое плечо затрудняет маневрирование борзой на угонках, и в этом случае борзая бывает непоимиста. Вместе с тем, для горных восточных борзых, работающих в сложном рельефе, по скалам, этот угол желателен в 90 — 100°. Это способствует большей устойчивости собаки и эффективному преодолению препятствий при травле зверя в столь сложных условиях.

Пясти у борзых обычно достаточно короткие и заметно наклонены. При таком поставе они лучше амортизируют удары во время скачки и при прыжках собаки. И таким образом уменьшается вероятность растяжений, повышается способность борзой переносить многократные и длительные нагрузки. У выставочных же борзых пясти зачастую излишне прямы, но это, конечно, более выигрышно смотрится на ринге.

Живот и пахи у борзых хорошо подтянуты, а переход от груди к животу образует значительный подрыв. Это придает собакам характерный “борзоватый” вид. Такое строение обеспечивает им при относительно короткой пояснице и глубоко спущенной груди более свободный вынос вперёд задних ног, позволяет с большей амплитудой сгибать и разгибать поясницу во время скачки. Причём, в зависимости от породы, степень выраженности подрыва различна, и у менее резвых пород он выражен слабее. Как отметил Сабанеев,

… резко обозначенные пахи способствуют свободному галопу даже у легавых.

Задние конечности, как и вся задняя часть борзой, бывает мощна до гипертрофированности. Именно крупные, гибкие мышцы бедра сообщают собаке ускорение, именно за счёт их сокращений она делает скачки при карьере. Эти мышцы зрительно явно преобладают над всей остальной мускулатурой борзой собаки.

При правильном строении задние конечности у борзой не должны быть ни со слишком спрямлёнными, ни с излишне выраженными углами суставов. Только в этом случае они работают в оптимальных условиях. При взгляде сзади конечности должны быть широко расставлены и параллельны. Все недостатки их постава и углов сказываются на силе толчка и, следовательно, на резвости собаки. Конечно, на самом деле и среди замечательно резвых могут быть борзые с подобными изъянами. Только эти недостатки у них с лихвой компенсируются свойствами мышц.

Если рассуждать в этом же направлении, то становится ясным, что плюсны у борзых не должны быть длинными. Чем короче плюсны, и, соответственно, более коротко плечо рычага, тем мощнее усилия мышц бедра передаются к поверхности земли во время толчка.

Всегда среди кинологов было много разговоров о строении лап борзых. Так, стало аксиомой, что узкие “русачьи” лапы русских псовых наиболее приспособлены для быстрой скачки. В то же время у грейхаунда лапы характеризовались как круглые “кошачьи”.

В связи с этим хотелось бы заметить, что форма лапы почти всецело зависит от сложения борзых. У узкотелых и сухих русских псовых они бывают, как правило, в форме очень вытянутого овала, а у борзых с более крепким сложением — овальные. Но нет породы борзых, для которой была бы характерна круглая, “кошачья” лапа. При этом лапы должны быть сводистые, то есть с хорошо согнутыми пальцами и когтями, упирающимися в землю, и не распущенные. Такое их строение лучше полностью передаёт усилие при прыжках, толчках и разворотах собаки. Лапы борзой в этом случае лучше амортизируют и не разбиваются по твёрдому грунту.

Однако, может быть, не зря старинные борзятники считали, что “русачья” лапа, удлиняя ноги, позволяет борзой на скачке захватывать больше пространства, а также придаёт изворотливость на угонках, за счёт лучшего торможения? На это можно высказать те же соображения, что и по поводу длины пазанка: вряд ли сгибатели-разгибатели лапы на таком длинном рычаге могут работать достаточно хорошо, чтобы это увеличивало резвость борзой. Да и усилия мощных мышц бедра на увеличенном за счёт длины лапы рычаге хуже передаются при толчке и поворотах. И поэтому, может быть, надлежит считать “русачью” лапу, как и утрировано-узкую голову с горбатой спиной, эстетическим изыском старинных заводчиков русских псовых борзых?

Хвост борзой несёт функциональную нагрузку менее всего. Но как следует из старинного названия данной стати — “правило”, и как упоминают многие комментаторы, считалось, видно, что хвост — это своеобразный руль борзой, которым она правит при поворотах. И на самом деле собака балансирует хвостом на угонках и манёврах, но роль его не так уж и велика. По крайней мере, особо никем не отмечалось, чтобы борзая собака, лишившаяся по несчастному случаю правила, стала бы по этой причине менее поимиста. Обычно такое отсутствие хвоста прекрасно компенсируется. К тому же можно упомянуть и старинных куцехвостых восточных (анатолийских) борзых, которые, по свидетельствам, были достаточно резвы и ловки на угонках.

Однако манере нести правило старинные псовые охотники уделяли место в дискуссиях, может быть, даже не менее чем линиям головы. Но опять же надо признать, что не понятно, как может сказаться манера нести хвост на способностях борзых. Тем не менее, она является очень характерным породным признаком. Так, восточные борзые несут правило обычно высоко, а у русской псовой оно должно быть опущенным. Правда замечено, что те русские псовые борзые, у которых коротковат круп, часто “дерут” хвост. Ну и что из этого следует?

В любом случае, у всех пород борзых правило достаточно длинное или даже очень длинное. Но это, скорее, не функциональное свойство, а признак, сопутствующий сухому и узкотелому сложению этих собак.

Вот таковы общие особенности экстерьера пород борзых собак.

Резюмируя все эти описания, можно кратко обобщить требования к облику и свойствам настоящей борзой. Их всего два: легкий, как можно легче, но чрезвычайно прочный и достаточно объёмный костяк и сухая, плотная, но очень мощная, способная развивать большие усилия и стремительно сокращаться мускулатура.

Как кажется всё просто! Однако из всех существ только птицы полностью обладают данными особенностями. Они обладают чрезвычайно лёгким и прочным костяком в сочетании с феноменальной мускулатурой. Потому так и напрашивается определение, что идеальная борзая — это собака-птица.

Таков идеал. Разумеется он, как и любой идеал — недостижим. Но наверняка, хотелось бы борзятникам, охотникам обладать такой собакой-птицей!

 

    Сергей Матвеев

26 марта 2006 г.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.