Неудача

Рассказ напечатан в № 25 «Российской охотничьей газеты» за 2006 г.

 

 

Рабочий день, наконец, кончился. Теперь поскорей домой и на тягу.

Сборы на охоту не долги: ягдташ, патронташ, ружьё — всё уже приготовлено. Болотные сапоги на ноги, на плечи телогрейку, путёвку не забыть и вперёд! Тяга начнётся не скоро, и можно бы не торопиться. Но хочется в лес попасть пораньше, посмотреть, послушать его весеннее брожение.

Запрыгиваю в подвернувшийся кстати автобус и через три остановки выхожу в лесу. Теперь ещё немного по шоссе, а там просекой  до старых торфяных разработок. Вот оно — давно облюбованное место. Молодой березняк поднялся по краю разлинованного канавами и карьерами болота. Здесь по опушке вальдшнеп и тянет. До середины болота сейчас не добраться – вода стоит. Однако слышно, как там покрякивают уточки. А вот и тройка кряковых заложила вираж, пронеслась над головой и где-то упала на воду. Не боятся, будто знают, что их сейчас не тронут.

Присаживаюсь на пенёк и погружаюсь в весну. Вечер тихий и тёплый. Вокруг птицы поют. Да эдак громко, выразительно. Или с зимней отвычки так кажется? Да нет, стараются свою удаль показать, свой участок застолбить. В лесу всё бурно меняется. Несколько дней назад резко потеплело, дни установились солнечные, снег быстро стал сходить, и сегодня он остался только под густыми деревьями. В такую погоду тяга должна быть хорошей.

Ну, уже скоро. Заряжаю ружьё семёркой, встаю поудобней и навскидку ловлю воображаемую цель, делаю поводки, прикидываю, как налетит птица. Ружьё у меня хоть и простенькое, но вполне прикладистое. А это главное, когда стрелять случается по силуэту на фоне светящегося неба.

Начинает смеркаться. Я напряжённо вслушиваюсь и кручу головой, стараясь вовремя засечь вальдшнепа, а то промелькнёт — и дёрнуться не успеешь. Жду и слушаю. Где-то протянул стороной. Пернатый народ не умолкает, но ловишь только желанное «хрр-хрр». Потихоньку темнеет. Вот зациркало слева, донёсся хриплый скрип, и тут же почти над головой очутился долгоносик. Вкидываю ружьё, выстрел – вальдшнепа кинуло в сторону, второй – он делает крутой разворот и исчезает за вершинами берёз. Промазал…

Глаза продолжают шарить по небу, в ушах слегка звенит от выстрелов. Машинально переламываю ружьё, выбрасываю гильзы. Из стволов пахнуло пороховой гарью. Патроны вложены, и я снова слушаю небо, а сердце всё колотиться. Жду и слушаю.

Сумерки сгустились. Снова хоркнул вальдшнеп. Летит вдоль опушки прямо на меня, не спеша… Я его вижу. Я его поджидаю… Он начинает забирать на болото, но стрелять можно. Я тщательно выцеливаю, даю упреждение, веду его… Далековато… Стреляю из левого ствола. Грохот, синеватый дымок размывает силуэт вальдшнепа. Он почти сразу обрывает полёт и, раскинув крылья, падает в заросли березняка.

Удача! От восторга начинает лихорадить. Устремляюсь к добыче. Однако не тут-то было… Место падения я заметил, но до него нужно добираться через заполненные водой глубокие канавы. Подтянув сапоги, лихорадочно ищу брод, стараясь не потерять места падения птицы. С грехом пополам перебираюсь. Хорошо — обошлось без купания.

Между тем, становится всё темнее. Ищу кулика. Кружу, шарю руками по земле, свечу фонарём, лезу во все кусты и под деревья. Тщетно! Видно, ушёл, забился куда-то вальдшнеп. Обидно не найти такой красивой глазастой птицы. Никак не хочется с этим смириться. И продолжаю, продолжаю искать…

Ночь наступила. Да… Теперь пока не наступишь на него, не найдёшь… Возбуждение проходит. Возникает досада. Жалко без толку загубленную птицу. Как неудачно! Вокруг ночной лес; птицы как-то примолкли. Выбираюсь на опушку и бреду домой.

Весь залитый огнями ночной автобус, вынырнувший на перекрёсток, — явление другого мира. Пассажиров не много. Кое-кто поглядывает на моё зачехлённое ружьё, ягдташ. Для них – я из другого мира.

Такая вот получилась охота. Неудачи помнятся порой дольше удач. И до сих пор, нет-нет, да и царапнет это воспоминание.

 

Сергей Скворцов

воскресенье, 5 марта 2006 г.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.