Язык псовой охоты

Часть этого очерка под названием «Клички борзых» была напечатана в  № 8 газеты «Пять охот» за 2003 год. Здесь очерк помещён ПОЛНОСТЬЮ. В переработанном виде он вошёл  в книгу Сергея Матвеева «Борзые и охота с ними«.

 

Фото Сергея Матвеева
Фото Сергея Матвеева

                              

Лексика

Окрасы борзых

Клички борзых

Лексика

Язык псовой охоты, дошедший к нам от предков, настолько полон характерных и своеобразных слов, выражений и построений, что отнюдь не всегда понятен обычному человеку. Очень своеобразной лексикой пополняют его и современные борзятники. Но до сих пор у них считается хорошим тоном употреблять тот язык, на котором говорили старинные псовые охотники. Однако зачастую слова и выражения применяются, особенно неофитами, не к месту. Посему о языке борзятников следует поговорить особо.

Современные любители борзых и охотники с борзыми обычно используют специальную, оригинальную, отдающую стариной лексику. Кстати говоря, специальная лексика всех охотников-собаководов берёт своё начало от старинных псовых охот. Такие слова, как “щипец”, “ затянутое ухо”, “подрыв”, “верх”, “напружина”, “тропа” и тому подобные, знакомы любителям и легавых, и лаек, да и других пород охотничьих собак.

Псовые охотники употребляют и общепринятые в зоотехнии и вообще в кинологии официальные, строго определённые понятия, термины. Помимо этого, используются и дошедшие к нам из прошлого, ставшие достаточно широко известными и используемыми в специальных и нормативных документах по охотничьему собаководству слова. Такие, к примеру, как: паратый, угонка, высворка, приездка, свора, прибылой, резвость. Но наряду с такими словами, есть и совсем малопонятные для основной массы охотников и любителей собак. Вряд ли без пояснений и комментариев, перевода на “гражданский” язык обычный человек может понять, что хотел сказать борзятник словами “зверь стал отрастать”. Но разве легко пересказать “своими словами” не потеряв смысла эпизод травли из “Записок мелкотравчатого” Е.Э. Дриянского:

Азарной, по следам Карая, примерялся, вложился, но разъехался с русаком легко, и быстроногий зверёк в мгновение ока отрос от него и очутился на рубеже, и пока сладились и возрелись собаки — он был уже далеко.

Что значит “отрастать”, “бить на угонках” и многие другие специфические слова и выражения русских борзятников, несведущий читатель может узнать из специальных словарей. Но не всё можно понять без живых примеров. Есть тонкости в языке псовой охоты, которые требуют специальных пояснений. К примеру, настоящий борзятник не скажет “заяц поскакал”, а “заяц побежал”. Наоборот, борзая обязательно скачет. “Сел на дорогу” — означает отнюдь не то, что заяц уселся на дороге, а напротив: он достиг просёлочной дороги или колеи и по ней стал убегать от борзых.

Как же появились подобные, странные на первый взгляд, слова и выражения? Чтобы ответить на этот вопрос, надо оглянуться в прошлое и уяснить, что специфический язык псовых охотников формировался из просторечного, народного. Говор прислуги больших псовых охот: псарей, борзятников, выжлятников и других, — стал основой его лексики. Точный и меткий их язык был усвоен владельцами охот: помещиками, владетельными персонами, знатью, — среди которых было немало настоящих, дельных и знающих псовых охотников. И увлечённые одной охотничьей страстью, делившие в отъезжих полях трудности и радости удач слуга и господин восторгались, спорили, а то и ругались. Припомним хрестоматийную сцену псовой охоты у Толстого в “Войне и мире” и выволочку, доставшуюся графу Ростову от доезжачего Данилы:

Вслед за гончими расступились кусты орешника, и показалась бурая, почерневшая от поту лошадь Данилы. На длинной спине её комочком, валясь вперёд, сидел Данило, без шапки, с седыми встрёпанными волосами над красным, потным лицом.

Улюлюлю, улюлю!.. — кричал он. Когда он увидал графа, в глазах его сверкнула молния.

Ж..! — крикнул он, грозясь поднятым арапником на графа.

Проб…ли волка-то!.. охотники! — И как бы не удостаивая сконфуженного, испуганного графа дальнейшим разговором, он со всею злобой, приготовленной на графа, ударил по ввалившимся мокрым бокам бурого мерина и понёсся за гончими.

Не зная тонкостей языка псовой охоты, нельзя постичь всю его точность, понять описание сцен охот и моментов травли зверя борзыми. Особенно это касается замечательно красочных определений, принятых у псовых охотников. “Борзая злыми ногами спеет к зайцу” — значит: жадно, изо всех сил. А когда доспеет, то будет “бить его на угонках”. Борзая не ловит, а именно бьёт, потому что издали кажется, будто русак не уворачивается от собаки, а она его швыряет в разные стороны.

Язык борзятников чрезвычайно метко позволяет описывать все моменты травли. Но при этом важно чётко представлять и чувствовать, где, как и при каких обстоятельствах употребляется каждое его слово и выражение.

Так, травля зверя начинается с того, что борзые сначала должны пометить зверя, а потом воззриться и дружно заложиться. После доскачки одна из собак броском донесла себя до зверька и дала угонку и другую. После угонок борзая потащила зайца, то есть поймала, хотя бы и осталась при этом на месте. Или ещё говорят — вздёрнула.

Но русак тоже может быть не промах — сел на рубеж (или дорогу) и стал отрастать. То есть побежал по дороге и стал удаляться от борзых. И в конце концов, нырнул в овраг, где борзые стеряли его.

Красного зверя злобные борзые должны брать по месту мёртвой хваткой, а недостаточно злобные и уверенные в себе только оплясывают и лишь изредка пощипывают.  Про борзых, которые были спущенные со своры, но не пометив зверя и пометавшись из стороны в сторону, вернулись к борзятнику, говорят — прометались. Если борзая на угонке сильно промахнулась, то можно сказать, что она разъехалась с русаком или просто пронеслась.

Когда борзая начала всерьёз работать по зверю, говорят, что она заскакала. Про выносливую, настойчивую и жадную к зверю борзую, способную работать в любых условиях, даже по мёрзлому грунту, говорят — рыскуча, по ножам ловит.

Охота с борзыми и гончими в старину называлась езда, потому как проводилась на лошадях. Поначалу охотились в островах леса и зарослей  — островная езда, или иногда в лесу — лесная езда. При этом гончие выставляли, а борзятники со сворами борзых на лазах нажидали зверя. Потом стала распространяться езда вравняжку, внаездку, на хлопки. Это была уже охота без гончих, и травля проводилась по зверю, поднятому самим охотником.

Выезд на длительный период на охоту в отдалённые места назывался отъезжее поле. И сейчас борзятники так называют поездки в отдалённые области на охоту с борзыми. Правда охотятся теперь почти исключительно равняжкой.

При неостровной езде борзая либо скачет, когда травят зверя, либо рыщет, то есть движется рысью рядом с охотником или недалеко впереди. От слова рыск появились и производные: прирыскать — то есть прибежать, и запрещающая команда борзятников “Отрыщь!” — отойди, отбеги, отпусти зверя. Правда, некоторые ортодоксальные борзятники полагают, что отбирать зверя у борзой следует командой “Ара! Ара!” — производной от слова арапник.

От названий многих статей борзых сейчас веет архаикой. К примеру, редко кто из современных борзятников называет мочку носа собаки вощёк. И чёрные мяса — совсем уж древнее название мышц бедра у борзой и относительно редко теперь употребляемое. Глаз борзой раньше могли назвать зазор: как зазрит зверя, так и заложится. В наши дни так глаза борзой уже не называет никто. Когти у борзой, которыми она цепляется за землю при скачке, назывались, конечно, зацепы. И тоже теперь этот термин не употребляется.

Но вот спину часто и сейчас называют степью. А уж её характеристики: с верхом, прямостепая или с напружиной, — у всех в ходу. Хвост у борзой даже по стандарту называется правилом. Им собака как бы правит во время крутых виражей во время травли зверя. Точно и образно определяет морду борзой, её челюсти сохранившееся с прошлых веков и до сих пор такое обычное в охотничьем собаководстве название — щипец.

Не менее образны и характеристики, которыми определяли рабочие качества, или, как говаривали раньше, полевой досуг, борзой собаки. Очень резвую называли лихой, похуже — ловец, а мало способную и не резвую — тупой. Очень злобных и сильных собак, способных взять матёрого волка, величали волкодавами. Кстати, под названием Russian Wolfhound (в переводе с английского — русский волкодав) порода русская псовая борзая и фигурировала долгое время за рубежом. Ну что тут ещё скажешь — совершенно определённая характеристика.

Описания псовых охот, приводимые старинными авторами, очаровывают своеобразием этого языка и поражают его точностью и информативной ёмкостью. Вооружившись некоторыми знаниями его особенностей и лексики, вспомним в завершение темы для примера строки из ставших классическими “Записок мелкотравчатого” Е.Э. Дриянского:

  • Ну, смотри у меня! — начал граф, обратясь к охотникам. — На лазу стой, глаз не раскидывай; проудил не твоя беда, прозевал — ремешком поплатишься. Чуть заприметил, что красный зверь пошёл на тебя, не зарься, дай поле. Поперечь, а то в щипец нажидай… особенно лису: заопушничала подле тебя без помычки, на глади — стой, не дохни; а место есть на пролаз, тотчас рог ловчему посылай. Ты, Кондрашка, смотри, берегись: я видел сам прошлый раз, как ты бацовскую лису, без голосу, втравил в отъёмную вершину… А главное, на драку без толку не подавать. У всех вас есть эта замашка; глядишь, чуть щёлкнула которая, или там увидал полено али трубу, и пошёл клич кликать — и все, дурачьё, сыплют к нему, а ловчий хоть умирай на рогу: “У нас, дескать, своя забота!”

Как говорится — ни убавить, ни прибавить.

Окрасы борзых

Один из интереснейших и мало знакомых широкой публике разделов лексики языка псовой охоты касается описания окрасов собак.

Современные отечественные стандарты борзых используют традиционные, известные ещё с прошлых времён названия окрасов. И они явно выпадают из общепринятых кинологические терминов. Так, у псовых борзых нет рыжего окраса, а бывает красный и половый, не тигровый, а чубарый. И до сих пор эти старинные названия окрасов непременный элемент описания борзых нашими экспертами и любителями. Посему борзятник должен свободно ориентироваться во всех этих мудрёных названиях, чтобы свободно и на настоящем “борзячьем” языке общаться с товарищами и правильно воспринимать старинные и современные описания охот и борзых.

Происхождение названий некоторых окрасов борзых кажутся нам сейчас естественными и очевидными, но по поводу других можно строить только догадки.

Для начала остановимся на перечне окрасов борзых, данных в наших отечественных стандартах. Характеристики окрасов в них очень скупы и потребуют некоторых комментариев и расширенных толкований.

Белый — чрезвычайно нарядный окрас, особенно у русских псовых борзых. И само название говорит само за себя.

Половый разных оттенков: красно-половый, серо-половый, половый в серебре. Это цвета осени — вся её широкая палитра в этом окрасе борзой. По-другому его можно называть — окрас цвета ржаной половы (отсюда, очевидно, и происходит его название), палевый, светло-жёлто-розоватый. Кроме перечисленных в стандартах оттенков, бывает ещё и светло-половый окрас.

Красный — тоже очень выигрышный для борзой. Это ярко-рыжий окрас.

Муругий — красный с чёрной остью, часто при тёмном окрасе морды. Также муругим считается красный с чёрными кончиками волос окрас.

Бурматный — половый с тёмным налётом. Но кроме оговоренного в стандартах, бурматным называют ещё серый с тёмным налётом. Поэтому более правильно считать, что это серый или половый различных оттенков с тёмным налётом, как бы подёрнутый пылью окрас, т.е. грязно-серый и грязно-половый.

Серый — от зольно-серого до желтовато-серого и серый в серебре — с примесью седых волос, с проседью.

Чубарый — половый, красный или серый окрас с тёмными полосами. Может считаться у отечественных борзых аналогом тигрового окраса. Более понятно будет, если сказать, что при этом окрасе борзая кажется светловато-буроватой, рыжевато-серой с примесью тёмного волоса, то в виде именно примеси, то целыми пятнами и полосами. Встречается особенно своеобразный окрас, когда по основному фону разбросаны пятна в виде как бы “черенков” ножа. В этом случае возможно определение такого окраса борзой, как “чубарая в черенках”.

Чёрный и чёрно-подпалый с серыми и жёлтыми подпалинами. Эти окрасы были нетипичны для старинных русских борзых, но сейчас они встречаются нередко.

Используемый при описании окрасов термин “мазурина” — чернота морды, характерная, как говорится в стандарте, при тёмных окрасах. Но более правильно трактовать “мазурину” как тёмную маску на морде борзой при более светлом её окрасе. При действительно тёмных окрасах, от тёмно-чубарого и тёмно-серого  до чёрного, эта маска у борзых практически не заметна. По-видимому, происходит это назвение от слова “мазать”. Мазурина особенно характерна при муругом окрасе, поэтому надо думать, что под «тёмным» в стандарте имеется в виду именно этот, а также и красный окрасы. Но мазурина отнюдь не редка и у половых собак.

Это основные окрасы борзых, оговоренные в стандартах, принятых в отечественном охотничьем собаководстве. Естественно, могут встречаться и  различные сочетания окрасов. А кроме того, окрасы борзых могут быть как сплошными, так и пегими. Это даёт возможность некоторым особенно увлечённым стариной и въедливым любителям борзых использовать весьма замысловатые названия окрасов для своих собак.

К примеру, во Всероссийской родословно-племенной книге у русских псовых и хортых борзых встречаются окрасы: белый половоухий; красно-чубарый; красный белогористый с мазуриной; муругий белогористый с загривиной; половый белогористый; светло-красный[1]; светло-полово-пегий; чёрно-пегий с чубарым подпалом; чёрно-подпалый белогористый; чубарый белогрудый и другие.

Такое усложнение описания окрасов совершенно не имеет никакого значения для племенной работы, так как генетически окрасы борзых перемешаны самым причудливым образом, и только с некоторой долей вероятности следует ожидать от половых, к примеру, родителей некоторого количества таких же щенков. А в случае кражи или потери борзой довольно трудно найти её по таким описаниям и надёжнее для этого клеймить своих собак. Думается, что достаточно в родословных документах и описаниях указывать преобладающий окрас борзой из перечня, данного в стандартах. На то он и стандарт, и ни к чему изобретать что-то другое, хотя бы и колоритное и очень русское. И кстати, не припоминаются что-то подобные сложные описания окрасов у мэтров псовой охоты XIX века. Но тем не менее, такие названия встречаются, и чтобы понять эти замысловатые определения окрасов следует знать, что “загривина” — это белая полоса вокруг шеи, а “белогористая” — это борзая с белым верхом (спиною).

До сих пор говорилось о традиционных русских названиях окрасов борзых. Но вот у хортых в отечественном стандарте вместо названия “чубарый” используется сейчас термин “тигровый окрас”. А в настоящее время кроме русских борзых в России стандартизованы и другие породы. Поэтому появились в языке псовой охоты и новые названия окрасов. Так, у восточной борзой бакхмуля можно встретить палевый подласый окрас — палевый со светлыми подпалами, а у английских борзых — голубой.

Описания окрасов борзых в отечественных стандартах довольно кратки и зачастую расходятся с определениями, данными классиками псовой охоты в XIX столетии. К примеру, Мачеварианов определял окрасы борзых так:

…половый (т.е. палевый) цвет начинается с цвета весенних сливок, переходит в цвет топлёных сливок и так постепенно доходит до красного (разумеется, не до сурика или баканного, а до рыжего или рыже-золотистого).

Серый цвет бывает зольный, голубо-серый и доходит до тёмно-серого. Красный с мазуриной значит, что у красной собаки — чёрный щипец; муругая — когда у красной собаки, кроме чёрного щипца, чёрные концы ног, чёрные концы ушей, чёрный ремень на спине, и по всему корпусу, по красной псовине, чёрная ось. Бурматная — когда, начиная от светло-половой и доходя до красно-половой, псовина как будто подёрнута пылью; тёмно-бурматная — когда половая собака покрыта шоколадной или светло-коричневой осью; чубарая — когда по половой или красной собаке неправильные пятна (в виде полос или яблок, как на мраморе) чёрные или серые, и который цвет преобладает, по нему называется и масть собаки, например: чёрно-чубарая, серо-чубарая и красно-чубарая. Полово-серая — когда эти масти соединены: степь (спина) более серая, а бока половые. Подпалинами называется ярко-красная псовина у чёрной собаки и у серой на щипце, на бровях, на щеках, на груди и на оконечностях ног, как у большей части гончих.

Клички борзых

С незапамятных времён борзым повелось давать клички, несущие определённую смысловую и эмоциональную нагрузку. Продолжаются эти традиции и поныне. Правда, “тематика” кличек с течением времени существенно изменилась.

С прошлых веков традиционно в кличках борзых отражаются быстрота, зоркость и ловкость этих собак: Быстрый, Ветер, Ветерок, Вихрь, Зоркий, Крылат, Ловкий, Полёт, Прыткий, Разлёт, Быстра, Лётка, Крылатка, Проворка, Пулька, Разлётка, Резва, Шустра.

Перекликаются с этой темой и клички, данные по названиям птиц: Беркут, Кречет, Коршун, Сокол, Орёл, Стрепет, Голубка, Пташка, Чайка.

Одно из непременнейших качеств старинных русских борзых — злоба к зверю — нашло своё отражение в кличках: Зверь, Злобач, Лютый, Свиреп, Лютая, Тиранка.

Очень своеобразный подход старинных охотников к кличкам борзых виден в использовании глаголов повелительного наклонения: Догоняй, Доезжай, Долетай, Замечай, Накрывай, Поражай, Примечай, Раскидай, Сокрушай, Хватай. Таким образом выражалась надежда на будущие выдающиеся качества собаки.

Часто кличка должна была отражать удаль и отвагу собаки, которая, конечно, не даёт спуску зверю во время травли: Карай, Катай, Обижай, Налёт, Победим, Удалой, Швырок, Налётка, Отвага, Раскида, Слава, Удалая.

Всегда у русских борзятников были достаточно популярны восточные клички: Абрек, Агахан, Алан, Анчар, Булат, Кучум, Лезгин, Наян, Султан, Туркмен, Шайтан, Гульджи, Фатьма. Это отчасти косвенно подтверждает гипотезу восточного пути проникновения борзых в Россию. Ну а после того, как в XIX веке, как уже отмечалось, было завезено довольно много восточных борзых, количество подобных кличек, естественно, возросло.

Многие клички отображали свойства характера, можно сказать, желательные для борзой: Азарной, Балуй, Бедовый, Нахал, Разбой, Ретивый, Смелый, Буяна, Задира, Нагла, Плутовка, Шельма, Шалунья. И этот подход понятен и традиционен. Однако среди современных кличек стали всё чаще появляться характеристики, не очень желательные для борзой: Дикарь, Добряк,  Дикарка, Ласка, Недотрога, Тихоня.

Конечно, борзятники всегда дорожили и берегли своих собак. И показателем такого отношения служат клички, подчёркивающие ценность собаки: Бесцен, Дорогой, Подар, Любим, Сердечный, Яхонт, Алмазка, Бирюза, Браслетка, Награда, Серебрянка, Яшма.

Эффектный вид борзых, особенно русских псовых с их роскошной псовиной, впечатляет даже неискушённых. И не даром довольно большое число кличек как в прошлом, так и теперь подчёркивают эту красоту. Вот только некоторые из них: Красавчик, Ладный, Пригожай, Блёстка, Дивная, Игрушка, Краса, Красотка. При этом, как видим, встречаются необычные для современников, устаревшие или взятые из местных говоров слова.

В наши времена у борзых получили распространение клички, взятые от названий растений нашей родины: Багульник, Клён, Ковыль, Лютик, Шалфей, Берёзка, Ёлка, Калина, Медуница, Мелисса. А также озёр, рек и других географических названий России: Байкал, Валдай, Дон, Саян, Ангара, Волга, Катунь.

Сейчас для многих людей русские псовые борзые являются символом нации. И не удивительно, что некоторые из современных кличек это подчёркивают: Русич, Славян, Русь, Славяна.

У борзых, как и у некоторых других отечественных пород охотничьих собак, не редки клички, отражающие природные явления: Гром, Иней, Рассвет, Туман, Волна, Гроза, Дымка, Метель, Пурга.

В последние десятилетия во многом под влиянием традиций западных питомников, зачастую дающих своим псовым борзым русские имена собственные, стали и у нас появляться борзые с подобными кличками: Ванечка, Владимир, Данила, Ефим, Иванушка, Никита, Светлояр, Светозар, Акулина, Анфиса, Василиса, Дарья, Катюша, Нюрка, Ульянка, Ярославна.

Видно, под впечатлением того, что псовой охотой в прошлые века занималась русская знать, много сейчас встречается среди борзых и “титулованных особ”: Барин, Князь, Сударь, Царевич, Царь, Боярыня, Графиня, Княжна, Принцесса.

Борзые считаются древней русской породой, олицетворением старых времён. И, наверное, с этим связано появление красивых кличек, пришедших из легенд, сказок и от имён исторических личностей: Берендей, Ермак, Кудияр, Леший, Орлов, Садко, Былина, Сказка, Снегурочка. Также очень интересны клички, данные борзым по русским названиям месяцев и времён года: Январь, Май, Зима. Но они не так часты.

Но наряду с благозвучными и интересными, попадаются и нелестные для русского уха клички: Дурак, Вампир, Варвар, Враг, Изверг, Палач, Сатана, Упырь, Ведьма, Гадюка, Ехидна, Зараза, Мегера, Язва. И совсем в духе современности появилась примечательная кличка Крутой.

Кроме традиционно используемых и простых, не редкость встретить теперь у борзых и совсем непонятную, нетипичную для них или распространённую в других породах собак кличку. К примеру: Бим, Бурш, Лаэрт, Лорд, Людвиг, Рекс, Чарли, Анжелола, Грета, Изабелла, Леди, Сара, Элеонора.

В последние годы всё больше российских борзятников, занимающихся племенной работой, регистрируют международные приставки своих питомников. Поэтому сейчас довольно часто встречаются в родословных документах и свидетельствах о происхождении борзых перед кличкой или после неё названия питомника. А наряду с этим многие изобретают и используют свои собственные приставки, всякие там префиксы и суффиксы, и без всякой регистрации их в какой бы то ни было кинологической организации. Чаще всего приставки питомников, специализирующихся на разведении, перекликаясь в этом отношении с типичными для борзых кличками, передают национальный колорит или в той или иной мере отражают принадлежность этих собак к группе борзых и псовой охоте. Вот примеры:

Петергоф, из Томилино, Суздальской охоты, Невский, Псовой охоты, из Верного, Русич, из Княжева, Великолепный, из Толшей, Уральский, из Сосновой поляны, Донской охоты, Русское поле, Русский ветер, из Крылатой легенды, с Юга России, Северный, из Верного, из Лосинки, Бирючий кут.

Следует иметь в виду, что многие клички встречаются сейчас довольно часто. К примеру, в моей компьютерной базе из двух тысяч русских псовых борзых особенно много таких кличек: 23 — Вьюга, 19 — Метель, 19 — Карай, 19 — Буран, 18 — Орёл, 17 — Чайка, 16 — Стрелка, 16 — Пурга, 16 — Амур, 15 — Лётка, 15 — Лада, 14 — Шельма, 12 — Сокол, 12 — Ласка, 12 — Искра, 11 — Ураган, 11 — Разбой, 10 — Волга, 10 — Вихра, 10 — Буян, 9 — Чара, 9 — Полёт, 9 — Забава, 9 — Гроза, 9 — Гордый, 9 — Волна, 8 — Туман, 8 — Пальма, 8 — Лель, 8 — Князь, 8 — Диана, 7 — Штурма, 7 — Фея, 7 — Наградка, 7 — Молва, 7 — Дивна, 7 — Демон, 7 — Блистай, 7 — Беркут, 7 — Алан, 6 — Шалость, 6 — Чародейка, 6 — Тайна, 6 — Славный, 6 — Русь, 6 — Руслан, 6 — Рада, 6 — Отрада, 6 — Кречет, 6 — Кара, 6 — Калинка, 6 — Злата, 6 — Грозный, 6 — Вихрь, 6 — Быстрый, 6 — Былина, 6 — Барс, 6 — Айна, 5 — Славна, 5 — Сайга, 5 — Плутовка, 5 — Налёт, 5 — Летун, 5 — Краса, 5 — Коротай, 5 — Кидай, 5 — Змейка, 5 — Даур, 5 — Голубка, 5 — Булат, 5 — Бояр, 5 — Барыня, 5 — Барон.

В тоже время, некоторые клички встречаются в наши дни у борзых очень редко, а ряд старинных совсем отсутствует.

 

Сергей Матвеев

2 февраля 2001

 

[1] Не очень понятно, чем такой окрас отличается от красно-полового — (С.М.).

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.