Экипировка и обычаи псовых охотников

Очерк был напечатан в  № 12 газеты «Пять охот» за 2002 год. В переработанном виде он вошёл  в книгу Сергея Матвеева «Борзые и охота с ними«.

                              

 

Одежда

Принадлежности

Лошадь

Обычаи и этика псовой охоты

Сигналы псовой охоты

 

 

 

Одежда

Время диктует свою моду на одежду охотников, как ружейных, так и псовых. В былые времена псовый охотник одевался в тёмный свободный двубортный кафтан до колен, со стоячим воротником. В холодное время он под кафтан надевал коротенький полушубок. На случай дождя имелся у охотника длинный, ниже колен, широкий плащ, которым можно было укрыться сидя на лошади. Из обуви использовались только сапоги из разных сортов кожи, в зависимости от достатка. В сапоги заправлялись свободные шаровары со штрипками. На голове была фуражка с козырьком, прикрывающая глаза от солнца в погожий день и лицо от дождя и снега в ненастье. Естественно, под платье надевалось нижнее бельё.

Это что касается одежды не “парадных” охотников, а настоящих, привыкших одеваться практично и удобно. Что до больших охот, типа Першинской, то одежда прислуги и распорядителей, её обслуживающих, была не столь рациональной, хотя и этого нельзя отрицать, сколь нарядной, чуть ли не маскарадной. Так, кафтан доезжачего мог быть обшит золотым галуном, а на голове он носил белую барашковую шапку. Выжлятников одевали в красные полукафтаны, опоясанные чёрными ремнями. У каждого был кинжал с белой костяной ручкой. А борзятники носили тонкие полукафтаны, подпоясанные чёрным ремнём с кинжалом в ножнах, чёрные барашковые шапки с синим верхом. Полукафтаны стремянных богато обшивались золотым галуном.

Но большие и малые комплектные охоты далеко в прошлом. Как же теперь одеваются псовые охотники? Можно, конечно, и сейчас изобразить что-то вроде кафтана, но наши дни открывают иные возможности в экипировке борзятника.

Конечно, нередко современные борзятники экипируются в повсеместно распространённую сейчас среди прочих охотников военную и полувоенную камуфляжную и однотонную одежду. Это всевозможные брюки, куртки — летние и тёплые, фуражки с козырьком и отворачивающимися ушами, плащ-накидки. Костюм дополняется сапогами, как правило, резиновыми или армейскими ботинками на сухую погоду. Вся эта одежда достаточно удобна, практична и относительно недорога для простого охотника.

Но так одеваются в основном борзятники на периферии или опытные охотники. Городские любители борзых и особенно борзятницы чаще охотятся в одежде, распространённой в среде туристов и спортсменов. Так, в большом ходу болоньевые куртки на синтепоне различной длины и фасона, с капюшоном. Они очень легки, неплохо защищают от ветра.  К сожалению, от дождя они обычно предохраняют не так хорошо, быстро намокают и долго сохнут. Но можно подобрать куртку с хорошим водоотталкивающим верхом. Неплохи также комбинезоны, как утеплённые – на случай холодной погоды, так и тонкие – защищающие от ветра и дождя. Вообще различные ветровки и штормовки весьма подходят современному борзятнику. Штаны или комбинезон из болоньи можно заправлять в сапоги или носить навыпуск, чтобы грязь и вода не попадали в сапоги.

Самой распространённой обувью у современных борзятников являются резиновые сапоги. Они бывают разной длины, но не выше колен. Высокие сапоги на охоте с борзыми совершенно лишни. В сапоги в любую погоду надевают шерстяные носки или наворачивают портянки. Носки, пожалуй, лучше. Они не так сбиваются при длительной ходьбе, в них не так отпотевают на холоде ноги и даже в достаточно ощутимый мороз в резиновых сапогах бывает тепло.

Под куртки и комбинезоны, по погоде, надеваются различные тренировочные костюмы и свитера. На холодную погоду, особенно с ветром, следует надевать и тёплое нижнее бельё. Рукавицы или перчатки тоже не будут лишними на охоте с борзыми. В качестве головного убора часто используются различные шерстяные шапки и шапочки. При наличии капюшона они теплы и удобны и в сухую, и в дождливую погоду. В холода подойдут и меховые шапки-ушанки.

Вся такая одежда обычно бывает довольно ярких расцветок, но это не мешает при принятом сейчас способе охоты равняжкой.

Принадлежности

В XIX столетии каждый борзятник имел у себя нож, свору, сворные ошейники, непременно арапник, ременной пояс и охотничий рог. Все эти принадлежности были необходимы в процессе охоты, и от их качества нередко напрямую зависели её результаты. И сейчас, как и ранее, к выбору принадлежностей для охоты с борзыми подобает относиться со всей серьёзностью. Какими же были принадлежности для правильной псовой охоты, и что сейчас из всего этого необходимо иметь борзятнику?

Нож был непременной принадлежностью псовой охоты в прежние времена. При охоте по волку ножом, как говорили, принимали зверя, то есть закалывали под переднюю лопатку, а иногда в пах. Поэтому он должен был иметь достаточную длину, около 35 см, и прочность. Этим же ножом отпазанчивали зайца, поэтому он не был обоюдоострым. Носился такой нож на поясе с левой стороны и обязательно в ножнах.

На современной охоте с борзыми не приходится принимать из-под борзых волка. Поэтому единственное предназначение охотничьего ножа — это отрезать заячий пазанок, чтобы поощрить собак. Да и то многие из борзятников, а особенно борзятниц этим почему-то пренебрегают. А вот снять шкуру с зайца или лисицы без ножа не удастся. И если в прошлые века это дело баре предоставляли слугам, то нашим борзятникам приходится самим “обдирать” зверя. В общем, нож на охоте с борзыми никогда не будет лишним. В конце концов, им можно нарезать хлеб, колбасу, почистить картошку. Для всех этих целей вполне можно подобрать в магазине подходящий охотничий нож. Главное, чтобы лезвие не было слишком длинным, удобнее всего работать ножом длиной 10-15 см и с односторонней заточкой.

Сейчас предлагается огромное количество охотничьих ножей. Так как на охоте с борзыми добыча невелика по размерам и, как правило, не многочисленна, подойдёт почти любой нож — дело вкуса. Но непременно он должен быть с хорошими ножнами, лучше всего с деревянной вставкой. А так как настоящий охотничий нож имеет номер и должен быть записан в охотничий билет, да и вообще его хранение и ношение подчиняется определённым правилам, можно приобрести так называемый туристский нож. Ношение таких ножей не регламентируется, а качества его мало уступают ножу охотничьему и вполне могут устроить потребности современного борзятника. На охоте носят такой нож, как правило, на брючном ремне, как кому удобно.

Свора, в отличие от ножа, просто необходима современному борзятнику. Настоящая старинная свора, а такие до сих пор используют наиболее ортодоксальные любители борзых, делается из сыромятного ремня длиною до 6 м и шириною 1 см. Этой длины обычно бывает достаточно, чтобы насадить на неё двух-трёх борзых (т.е. свору) при охоте “под лошадью”. При пешей охоте вполне должно хватить четырёхметровой своры. Сантиметрах в пяти от одного конца своры делается прорезь — посредине и вдоль длиной сантиметров пятнадцать. В эту прорезь продевается большой палец левой руки и собаки удерживаются охотником на своре.

Свора крепится к так называемой перевязи. Перевязи делаются из широкого — 4-5 см — ремня, а внизу к ней пришивается кольцо, за которое привязывается свора. Перевязь своры надевается через правое плечо и на левом боку прихватывается у кольца поясом. Но очень часто перевязь делается из самой своры. Для этого к одному её концу пришивается железное кольцо. Чтобы надеть такую свору, конец с кольцом перекидывается через правое плечо, а на левом боку сквозь кольцо продевается свора и прихватывается за кольцо узлом.

Когда свора свободна, она собирается и носится в руках или за поясом.

В наши дни не так просто найти сыромятный ремень необходимой длины. Поэтому используются более современные материалы. Хорошая свора получается их плетёного шести- семимиллиметрового буксировочного троса. В отличии от сыромятной, такая свора не раскисает в сырую погоду, не вытягивается. Она хорошо скользит в кольцах при сходе борзых со своры, не путается во время движения и легка. Но самое главное — она доступна, так как трос легко найти в магазинах. Для такой своры можно сшить — тоже из современных материалов — лёгкую перевязь. А если перевязи нет, то свору вполне можно перекинуть через правое плечо и, обернув вокруг талии, завязать у левого бока, таким образом обойдясь и без специального кольца и пояса. Свободный конец такой своры при движении с борзыми наматывают раз-другой на левую ладонь. При пуске собак ладонь разжимается и упругая свора легко сходит, не захлёстывая руки. Используют современные борзятники и другие материалы для своры — вплоть до бельевых верёвок. Но такие своры не надёжны, режут руку и путаются при движении.

Сворные ошейники (или “сворники”) тоже совершенно необходимы при современной охоте. Их чаще всего, как и раньше, изготавливают из кожи и, как правило, самостоятельно, так как в специализированных магазинах подходящих не найти. Такой ошейник бывает достаточно широк — от 3 до 7 см. Концы его вшиты в кольца, которые соединены  так называемым рыскальцем, представляющим собой очень вытянутый эллипс или прямоугольник с закруглёнными концами длиной от 5 до 10 и более см и шириной 2-3 см. В одном из концов рыскала встроено на специальном вертлюге для свободного вращения сворное кольцо диаметром 3 -5 см, в которое вдевается свора. Такая конструкция позволяет во время движения на своре надёжно удерживать борзых, а при их сходе ошейник распускается и, оставаясь на шее собаки, не мешает скачке.

Все металлические части сворного ошейника изготавливаются из нержавеющей стали, ещё лучше — из лёгкого титана или другого прочного сплава. Можно использовать и обычную сталь. Только надо учитывать, что нагрузка во время рывков таких сильных собак, как борзые (особенно псовые кобели), бывает значительная, и применять следует материалы достаточной толщины.

Длина сворного ошейника в распущенном состоянии должна быть такой, чтобы в неё только-только пролезала голова борзой собаки. Только тогда вы будете уверены в том, что собака не вывернется из ошейника во время чужой травли и не помешает другим борзым. А чтобы подгонять длину, в ошейник удобно вшить пряжку.

Кроме кожи, в качестве материала для ошейника вполне можно применять различные современные синтетические материалы. Хорошие ошейники получаются, к примеру, из парашютных строп — легкие, прочные, не вытягивающиеся и не размокающие от сырости.

Само “железо”: сворные кольца в сборе с рыскальцем и вертлюгом, — иногда продают умельцы на охотничьих выставках в Москве. Можно попытаться найти сворники и на Калитниковском (Птичьем) рынке в Москве же.

Арапник — сейчас это экзотика.  Он не нужен современному охотнику с борзыми, который пешим охотится на русаков и изредка затравит лису. Но как атрибут старинной охоты, при наличии лошади, арапник вполне к месту. Им при случае можно и лисицу пришибить.

Представлял он из себя ремённый кнут длиной около 70 см с кистью конских волос на конце. Кнутовище арапника длиной около 50 см с петлёй на конце, чтобы можно было надеть на руку. У настоящего арапника оно делалось раньше из сыромятных ремешков на китовом усе, камыше или из тонких, перевитых между собой прутиков таволги. В конец кнутовища заделывалась свинчатка, граммов в двести, на случай, если волк бросится на охотника, или понадобится пришибить принятую от борзых ещё живую лису. Носился арапник борзятниками за поясом.

Любители старины могут попробовать изготовить такой кнут сами или найти мастера, которому это под силу. В продаже сейчас арапники что-то не попадаются.

Торока, или как иногда говорят на юге — носка, служат для переноски пойманного зайца или лисицы. Современные борзятники поголовно охотятся пешком, а многие, особенно женщины, вовсе не задумываются, как поступить с пойманным зверем, и что его придётся носить до окончания охоты или испытаний по несколько часов. А в руках, да с борзыми на своре это ой как несподручно и тяжело.

Раньше пойманную добычу вторачивали в седельные торока, но сейчас и лошадей мало используют для охоты с борзыми, да и тороков у сёдел не делают. Поэтому пришивают торока к ремню, типа ружейного погона с двух сторон. Для этого обычно берут продающиеся в магазинах поясные торока, состоящие из 3 — 5 ремешков с кольцами на конце. Соорудив из тороков петли, затягивают их на передних и задних лапах зайца или на задних лапах и шее лисы. Затем ремень перекидывают через плечо. Руки при этом остаются свободными. Таким образом можно носить и двух-трёх зайцев, хотя это, может быть, и не очень легко. Описанное приспособление занимает минимум места, и его можно носить даже в кармане. Вместо специальных тороков вполне удобно использовать специальную сетку для дичи, которая часто бывает в охотничьих магазинах. В такую сетку может поместиться несколько зайцев. Правда, после нескольких часов пребывания в такой сетке вид у зверьков будет далеко не такой товарный, как на тороках.

Можно обойтись для переноски добычи и рюкзаком, как поступают многие современные ружейные охотники. Рюкзак вообще не помешает, хотя бы один на группу охотников, чтобы захватить с собой бутерброды и термос с чаем или кофе — кому что нравиться.

Как правило, пойманные борзыми зверьки немного кровят, и чтобы не запачкать одежду неплохо иметь с собой хороший полиэтиленовый пакет, в который укладывают добычу, а потом приторачивают или кладут в сетку, рюкзак.

Пояс был непременной принадлежностью псового охотника. Он был кожаным с пряжкой и надевался поверх кафтана. На него вешался нож, за него засовывался арапник, он же фиксировал свору. Сейчас нет большой необходимости надевать поверх одежды специальный пояс, хотя он и не помешает на охоте. Нож можно носить на брючном ремне. На него же можно повесить и флягу с водой (или водкой — кто что любит). Но многие обходятся и без брючного ремня, как, впрочем, и без ножа и фляги. А у многочисленных наших женщин-борзятниц встретить брючный ремень невозможно. В общем, в наши дни пояс для борзятника не есть предмет первой необходимости.

Некоторые борзятники приспосабливают для охоты различные монтажные пояса. К такому широкому с кольцами ремню удобно привязывать свору, а при сильных рывках сильной своры борзых во время чужой травли их удаётся удержать с меньшим напряжением и болью.

Рог был визитной карточкой старинного псового охотника. Используются рога охотниками и сейчас, но только гончатниками. На охоте с борзыми современным способом — пешей равняжкой — рог в общем-то не нужен. Хотя на испытаниях и состязаниях для придания атмосферы торжественности и причастности к старинной отечественной забаве он бывает к месту. Неплохо, к примеру, рогом вызывать в равняжку новые номера при испытаниях. А при использовании лошадей подавать различные сигналы, если травля скрылась из виду: “Зверь дошёл” — если заяц взят, или “На драку” — если борзые не могут справиться с лисой (см. Сигналы псовой охоты). Но вообще-то лучше сейчас использовать для этих целей портативные радиостанции и радиотелефоны. Они очень облегчают и организацию охоты, и саму охоту. Тем не менее, рог и любители в него трубить ещё существуют в псовой охоте.

Рог борзятника должен быть небольшой и лучше полукруглый, а не валторной. Последние на морозе могут перестать “работать” из-за замёрзшей в них влаги. По этой же причине не очень подходят рога с металлическими мундштуками — к ним примерзают губы. Если борзятник не вполне владеет искусством извлечением звуков из мундштука рога, можно использовать и дудку с мембраной, то есть рожок. Рог носится на тесьме или ремешке через плечо.

Вот, пожалуй, и все принадлежности, необходимые борзятнику на охоте.

Лошадь

Ранее в историческом очерке уже было сделано достаточно аргументированное заключение, что без использования лошадей стало бы невозможно появление настоящих борзых. Поэтому вряд ли стоит повторяться. Вспомним только, что, по всей видимости, лошадь была одомашнена где-то в районе междуречья Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, Южной Сибири и Причерноморья примерно 3-4 тысячи лет до н.э. И с самого начала лошадей употребляли при выслеживании и преследовании животных во время охоты.

Здесь не место вдаваться в историю лошадей вообще и использования охотничьих лошадей в частности — это может быть темой совершенно отдельной книги. Однако, не вызывает сомнения, что на протяжении всей истории борзых вплоть до последнего времени в различных регионах, в различных условиях хорошо организованная псовая охота была построена на использовании лошадей. Не даром в России сам процесс псовой охоты назывался “ездой”. И сейчас в Англии, несмотря на нападки “зелёных”, по-прежнему широко распространена парфорсная охота с гончими, которая не мыслима без лошади. И как считают англичане, именно данная охота стимулировала появление выдающейся по резвости английской чистокровной верховой лошади. Но это “последний рубеж” в широком использовании лошадей на псовой охоте. Так масштабно они уже больше нигде не используются. Что связано, как понятно, прежде всего с трансформациями в социально-бытовых условиях и прогрессом техники, повлекших изменения в образе жизни людей. При всем том, на просторах России ещё возможно, а в некоторых случаях, может быть, даже и необходимо, иметь на охоте с борзыми лошадь. Охота с борзыми под лошадью много результативней, менее утомительна и интересней, чем пешим.

Следует отметить, что каждая порода лошадей создавалась под влиянием региональных географических и климатических условий и местных особенностей в технологии их выращивания, содержания и работы. К примеру, ахалтекинская порода лошадей, обладая высокой общей выносливостью, имеет относительно невысокий уровень скоростной выносливости, кабардинская порода и её помеси с чистокровной верховой, не имея высокой скорости, способны проявить высокую общую выносливость. В общем, и заводские, и местные породы лошадей имеют вполне определённые качества и, соответственно, они могут в большей или меньшей степени подходить или не подходить вообще для применения на охоте. Так какой же должна быть лошадь для современного российского “мелкотравчатого” псового охотника? Обратимся к классикам и прежде всего к трудам Сабанеева.

Он даёт ряд характеристик, которым должна удовлетворять охотничья лошадь. Непременно она должна быть здорова ногами. “Лошадь со слабыми ногами не может выдержать дальних переходов и, кроме того, легко спотыкается. Смелые движения и твёрдая поступь всего вернее определяют цельность и беспорочность ног у лошади”. У охотничьей лошади должна быть крепкая прямая спина, чтобы выдерживать немалые нагрузки во время псовой охоты. Непременное качество такой лошади — выносливость и способность к работе в любых условиях. Она должна быть легка в поводе, то есть легко управляться всадником, что необходимо во время скачки по пересечённой местности во время травли зверя, и не пуглива. Пугливая лошадь совершенно не пригодна для охоты с борзыми. Она может шарахнуться от неожиданно появившейся собаки или зайца, и даже опытный конник в этом случае не застрахован от травм. Чтобы застраховаться от травмирования, необходимо подбирать для псовой охоты лошадей с хорошим зрением. Не годятся для охоты с борзыми и горячие лошади. Такая лошадь — мучение для охотника, да и, как правило, она не вынослива, и больше дня на ней не выездишь. При этом, естественно, по своему темпераменту мерины более предпочтительны, чем жеребцы. Охотничья лошадь большую часть времени должна ходить шагом и не требовать постоянного внимания наездника, а это не свойственно темпераментной лошади. В то же время, она должна быть достаточна быстра и прыгуча, чтобы не отставать от травли и при необходимости брать препятствия[1]. Лучше всего, если такая лошадь роста не выше среднего.

И конечно, охотничья лошадь должна быть приучена к собакам.

Сабанеев отмечает, что наиболее подходящими по всем этим условиям могут быть особенно кабардинские, а также, в меньше степени, донские.

Лучше кабардинки для охоты ничего быть не может: это самые умные, самые крепкие ногами и копытами лошади, притом весьма доверчивые.

Можно использовать и полукровных английских.

Вряд ли для Российских условий могли подходить чистокровные верховые лошади. В XIX столетии на псовой охоте более всего использовались лошади отечественных пород. Вот, к примеру, свидетельство одного калужского псового охотника, помещённое в “Журнале коннозаводства и охоты” за сентябрь 1853 года:

У нас нет, конечно, под охотниками английских красивых лошадей, но встречаются чистые черкесские, привезённые из Пятигорска, да и башкирки и донцы сносные, поворотливые и приобычные к этому виду езды, не выдают своих ловких ездоков.

Налицо предпочтение, которое отдавалось псовыми охотниками местным выносливым, некрупным, часто неказистым лошадям, перед красивыми европейскими и азиатскими резвыми, но мало приспособленными к многодневным скачкам и суровым условиям отъезжих полей.

А вот на западе современная охотничья лошадь, как понятно, используемая для парфорсной охоты, должна обладать хорошим здоровьем, уравновешенным характером, крепкими конечностями и правильными, не слишком маленькими копытами. Такая лошадь способна проскакать по пересечённой местности за собаками от 8 до 16 км со скоростью 1 км за 2-3 мин, преодолев на ней от 20 до 40 препятствий высотой 100-120 см и шириной 2,5-3 метра. И не всегда чистокровные лошади вполне справлялись со столь суровыми условиями. Неспроста с XVII столетия на таких охотах стали использовать специальных охотничьих лошадей. Это были чисто пользовательные лошади, получаемые от скрещивания чистокровных верховых жеребцов с упряжными тяжёлыми кобылами. А в России в XIX веке были опыты получения таких лошадей от кобыл орловской рысистой породы и чистокровных верховых жеребцов. Для подобных полукровок характерна крепость сложения, сила и повышенная способность к скачке по пересечённой местности. Кроме того, они обладают более уравновешенным темпераментом, чем чистокровные лошади.

В России не было надобности скакать десяток километров, чтобы затравить зверя. Да и условия местности — это не парковая Англия и Европа. Здесь можно было и шею сломать. Поэтому и требования к охотничьей лошади были несколько другими.

Что касается снаряжения лошади для охоты с борзыми, то сейчас особенно выбирать не приходится. Главное, чтобы всё оно: стремена, подпруги, повод и прочее, — было достаточно крепким и исправным. Сёдла можно использовать и спортивные, правда они слишком лёгкие и мелкие. Поэтому для охоты лучше подобрать седло достаточно глубокое, с хорошими седельными подушками и достаточно высокой передней лукой. Особенно это важно в отъезжих полях, когда зачастую приходится не слезать с лошади целыми днями. Удобные сёдла обычно бывают у пастухов. А из спортивных более всего подходит конкурное.

Обычаи и этика псовой охоты

Практика псовой охоты за века выработала определённые этические принципы и обычаи. Некоторые из этих старинных правил, актуальных и сейчас, Л.П. Сабанеев сформулировал так:

Так как цель охоты — общее удовольствие, то все члены её должны об этом заботиться и не наносить друг другу неприятности;…

…Отнюдь не обманывать друг друга во время полевой езды, даже шутя.

…Если возникнет охотничий спор в поле, не оскорблять самолюбия товарища, не унижать достоинства любимых его собак, особенно если он страстный охотник: всякая страсть в возбуждённом состоянии не подчиняется рассудку.

…При травле чего бы то ни было, можно подбросить травившему свою свору, но только вугон или скосика; спускать же встречу строго воспрещается, потому что собаки могут сшибиться, друг друга искалечить и даже убиться насмерть. Дозволяется только завстречать, если она надёжна, травимого другими старого волка.

…Во время общей травли лисиц и зайцев, если которая собака и поймает зверя, но его спустит и он побежит свежо — своими ногами, то зверь будет принадлежать тому, чья собака поймает окончательно и зверя не спустит. Когда зверь пойман, то подскакавший борзятник не должен отбивать собак, пока не возьмёт зверя в руки, потому что есть собаки сиротливые, которые при хлопаньи арапником бросят зверя, и он может или понориться, или слезть в остров, одним словом — уйти. Итак, для избежания спора, если у сиротливой собаки отобьют зверя, не взяв его в руки, и он побежит, то, чья бы собака его не поймала, зверь принадлежит той, которая поймала, т.е. которая по неосторожности и неловкости борзятника выпустила зверя из зубов.

…При травле волка он (из-под каких бы собак он принят ни был) должен принадлежать хозяину той собаки, которая первая его остановила, т.е. не дозволила ему бежать во все ноги, несколько раз его задерживала (хотя и не брала в глотку) и тем дала возможность приспеть настоящим волкодавам.

…Когда борзятники стоят на местах под островом, то никто не должен проезжать впереди охотника, а объезжать его сзади. Так точно, если охотник протравит зверя обратно в остров и собаки его унесутся туда же, он не должен ездить по опушке и кричать; во-первых, потому, что он отпугает зверя от ближайших товарищей, а во-вторых, если собаки его высворены как следует, они сами вырыщут на занимаемый ими лаз. Если же они молоды, по первой осени, то, чтоб не носились под гончими и не мешали им в гоньбе, борзятник обязан стать за первый куст острова против своего места и свистом вызывать собак; когда же они к нему прирыщут, то живо принять их на свору и стать на своё место.

…Если гончие, выставившие зверя, вынесутся из острова в поле, то борзятник, который травил или травит этого зверя, обязан остановить их немедленно, хлопая арапниками и покрикивая: “Стой! Стой! Стой гончие! Стой! Дошёл! Дошёл! Дошёл, дошёл! Ого-го-го! В остров! В остров! Вались в остров!” В противном случае, если гончие параты и псари от них отстали, а борзятник займётся своей травлей, то они могут прорваться в другой остров или уйму, тогда сбить их будет тяжело.

Выжлятники же, в свою очередь, увидав вловивших в остров борзых, обязаны немедленно прогнать их из острова к борзятнику; а если борзая носится под гончими, то, подловив её, хорошенько высечь арапником в острову и также прогнать из острова на зов борзятника.

…Начинать травить, т.е. показывать борзым собакам зверя, следует только тогда, когда зверь бежит или побежал. Когда же зверь не бежит ещё, а только, отойдя от опушки, осматривает местность или идёт полем, не замечая борзятника, то показывать его собакам отнюдь не следует, а в это время борзятник обязан, смотря по положению зверя, или нажать его на себя в меру, или подъезжать к нему, непременно шагом.

При травле зайца борзятник, желая показать его собакам, должен за ним и заотукать собакам, показывая арапником вперёд на зайца и произнося учащённо вполголоса[2]: “О-о-оту его!” — до тех пор, пока собаки не пометят зайца. При травле же лисиц и волка борзятник точно так же должен поскакать за зверем, и в первом случае подняв арапник кверху, а во втором подняв к верху правою же рукою шапку, заулюлюкать собакам, произнося учащённо и вполголоса: “Улю-лю-лю! Улю-лю-лю!” — до тех пор, пока собаки не пометят зверя. И только при травле волка, когда борзые его догонят, дозволяется ободрить собак своим присутствием и громко заулюлюкать им.

Когда затравлены заяц или лисица, то борзятник обязан, живо соскочив с лошади и отгойкав борзым, принять моментально зверя от собак; отколов зайца и отпазанчив задние лапки, второчить в заднее тороко на седло, лисицу же пришибить в голову по переносью кнутовищем арапника и также второчить на седло, только не за задние ноги, а за шею и перекинуть также на другую сторону седла трубою книзу и тоже брюшком к седлу. При этом необходимо удостовериться, действительно ли она мертва. Лучше всего, взяв лисицу за ноги, ударить головою о землю, затем стать одною ногою на шею лисице, а руками взять за задние ноги и, повернув лисицу (перекрутив), потянуть кверху.

Примечание. Откалывают[3] и отпазанчивают зайцев так: левою рукою берут зайца за шею сзади или за уши, а правою втыкают нож в грудь его между плечами на 11/2  — 2 вершка[4] в глубину в вертикальном направлении. После этого берут зайца за заднюю ногу и, встряхнув его головою вниз, чтобы стекла кровь, левою рукою берут за задний пазанок, а правою на суставе пазанка делают пониже колена надрез кожи и затем, поддев нож правой рукой под надломленный сустав, отрезывают пазанок. Когда оба пазанка отрезаны, в одной из задних ног делают прорез между сухожилиями и костью выше колена и вставляют в него другую ногу. В образованную таким образом ногами петлю продевают один ремень тороков и, подтянув зайца поближе к седлу, этим ремнём охватывают обе ноги зайца и затягивают петлю.

К принятому собаками волку борзятник, подскакав, обязан живо соскочить с лошади и, улюлюкая борзым, моментально взять волка за заднюю ногу и, не выпуская ноги из левой руки, воткнуть нож правою рукою под переднюю лопатку в бок.

Волка кладут поперёк лошади на задние торока и правыми тороками привязывают волка к седлу под передние лопатки, а левыми — между рёбрами и задними ногами чрез крестец волка.

Если заяц был подозрен, и его затравили собаки нескольких охотников, то затравленный заяц принадлежит тому, кто его подозрел. Охотник, подозревший на лёжке лису, пользуется преимущественным правом пустить по ней своих борзых.

Сигналы псовой охоты

Все звуковые сигналы на псовой охоте в былые времена давались в охотничий рог. Сейчас же нередко используют дудку-рог с мембраной, управляться которой, конечно, просто и без особой подготовки. Настоящий же рог представляет собой изогнутую или закрученную наподобие валторны трубу с простым мундштуком. Он имеет только два тона: низкий и высокий, отличающиеся на октаву ноты до. В отличии от западных охотничьих сигналов, начинающихся с высокой ноты, у русских охотников было принято начинать с низкого тона, а заканчивать сигнал высоким. Каждый сигнал в русской псовой охоте представлял собой чередование низких и высоких тонов различной продолжительности: коротко или протяжно. Приблизительный характер звучания различных сигналов может быть описан так:

  • Сбор. Чередование низкого и высокого тона, играется протяжно на медленный счёт, и высокий звук тянется замирая.
  • Метать гончих. Короткая, отрывистая, единым духом на быстрый счёт мелодия из двух звуков: низкого и высокого, — причём, первый звук короче второго.
  • Лисица. Играется на средний счёт. В первой части отчётливо, единым духом длинный низкий звук и короткий высокий. Затем после приостановки, так же — единым духом, протяжно и длинно сначала низкий звук и высокий с замиранием.
  • Волк. Так же, как по лисице, но первая часть повторяется с приостановкой два раза.
  • Зверь взят. На очень медленный счёт, единым духом и протяжно, как сигнал сбора, но намного медленнее и протяжнее.
  • Вызов гончих. Играется на средний счёт отчётливо и ровно. Первые два звука извлекаются единым духом: низкий и высокий протяжно, а потом отчётливо череда низких звуков, потом два низких тона протяжнее и единым духом — завершающие последние два тона: низкий и высокий, — медленно, долго сводя на нет.
  • На драку. Играется быстро и тревожно, на быстрый счёт. Первая часть играется одним духом: чуть протяжней низкий тон и коротко высокий. После приостановки играется быстро одним духом низкий и высокий тона, а затем следует череда высоких, завершающаяся более продолжительным, но не слишком затянутым высоким звуком.

Кроме сигналов рогом, всегда ранее, да и сейчас, применялись специальные жесты и сигналы.

Так, у старинных псовых охотников поднятая вверх правая рука с арапником и отуканье означали, что охотник подозрел на лёжке зайца. А другие охотники могут принять участие в травле. Если охотник остановился и молча поднял в руке над головой шапку, значит, он подозрел днюющую лису. Если лисица мышкует, то он должен подать сигнал, продолжая ехать к ней шагом. Если же вскочила, то сигнал подаётся на скаку. Тогда товарищи должны окружить лисицу и нажидать зверя.

Если охотник остановился и поднял надетую на арапник шапку над головой, то, значит, он заметил в поле волка. Товарищи в этом случае должны со всей осторожностью и быстро образовать, охватывая флангами, захватывающий волков круг.

Борзятник, скачущий с поднятой кверху шапкой в правой руке, показывает, что он травит волка, и требуется помощь товарищей. А когда он скачет с поднятым в правой руке арапником, то это значит, что он травит или преследует лису.

При самом распространённом сейчас способе охоты с борзыми — равняжкой — тоже удобно использовать определённые сигналы, которые подаёт руководитель охоты или председатель экспертной комиссии на испытаниях. Ряд сигналов выработался за годы выездов современных борзятников в отъезжие поля. Так, поднятые вверх две руки означают, что равняжка должна остановиться. Две вытянутые вперёд руки означают команду движения вперёд. Одна рука поднята вверх, другая вытянута в сторону: рука вверх показывает, какой фланг стоит на месте, а рука в сторону определяет, как следует развернуться противоположному краю равняжки. Внимание к пантомимным жестам привлекается свистками. Они же могут быть сигналами к началу движения и остановке цепи.

 

Сергей Матвеев

12 декабря 2002 года

 

[1] Конечно преодолевать барьеры и канавы под силу будет только достаточно опытному всаднику, и лучше на охоте с борзыми такими вещами современным охотникам, имеющим, как правило, слабую подготовку, вообще не злоупотреблять — (С.М.).

[2] Наши современные борзятницы, напротив, поднимают такое громкое отуканье, что русак, как от удара кнутом, бросается вперёд, а первоосенние невтравленные борзые в недоумении останавливаются — (С.М.).

[3] Лучше всё-таки не откалывать зайца, а взяв за задние ноги, резко ребром ладони ударить его за ушами один-два раза — (С.М.).

[4] 6 — 8 см — (С.М.).

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.