О чванстве и вкусе халвы (реплика госпоже Герасёвой и “группе товарищей”)

Реплика была напечатана в № 37 «Российской охотничьей газеты» за 2001 год.

 

Мне откровенно лень и неинтересно отвечать на наскоки в свой адрес. Я обычно просто не обращаю на них внимания. Однако в данном случае затронуты проблемы любимых мною собак. И в ответ на претензии по поводу некоторых положений и выводов в моём цикле очерков об отечественных борзых “эксперта-кинолога по восточным борзым” Натальи Павловны Герасёвой и других знатоков борзых прежде всего хотелось бы напомнить восточную мудрость: сколько не повторяй “халва” — во рту слаще не станет.

Странно устроены некоторые московские любители охотничьих собак. Со своими соображениями и выводами лучше и не высовываться. Отдельные мнящие себя знатоками владельцы, заводчики и эксперты, чванящиеся своими собаками, прошлыми заслугами и знаниями, просто с лица спадают при появлении инакомыслящего, “свободно парящего” эксперта. И как следствие: перешёптывания и гримасы за спиной, разгромно-базарные статьи и блокирование участия такого “еритика” в кинологических мероприятиях.

Но, похоже, особенно ревниво и болезненно реагируют борзятники. Вернее, борзятницы, которых в Московском регионе абсолютное большинство. Наверное, так проявляется свойственная обожаемому мною полу повышенная эмоциональность и прочие особенности склада. А в целом же, как метко сказал один из авторов в “Российской охотничьей газете”, они разучились просто дружить. Дружат сейчас у нас “против кого-то”. Господа, давно пора оставить модный когда-то большевистский принцип: кто не с нами, тот против нас!

Видимо, некоторые любители борзых, кичась своими успехами в разведении собак, считают, что только они могут рассказывать о дорогих их сердцу породах. А в любом публично высказанном мнении, в любой статье видят посягательство на их положение и авторитет в кинологическом мире. Вот и Н. Герасёва как-то особенно болезненно воспринимает любые попытки без рекламных восторгов и мистических отступлений разобраться с действительным состоянием пород восточных борзых в нашей стране. А к бакхмулям она, по сути, вообще никого из экспертов близко не подпускает. Получается, что в России только Наталья Павловна достойна заниматься этими собаками, и только она вправе вести с ними племенную работу, а также разрабатывать и корректировать стандарты на эту породу. Мне кажется, что такое положение нельзя считать нормальным. Безусловно, и в других породах находятся претендующие на лидерство и исключительность. Да наличие конкуренции не позволяет им дойти до такой же степени монополизации.

Разумеется, чревато последствиями пытаться умерить пыл почитателей той или иной породы, которые превозносят в газетах и журналах своих любимых борзых. Что примечательно, каждая из пород представляется как самая быстрая и добычливая. Тем не менее, приступив в 1997 году к созданию для журнала “Природа и охота” цикла очерков, я, абстрагировавшись от симпатий и антипатий, сознательно пошёл на нарушение “законов жанра”. Так сказать, “подставился” и был готов к самым экспрессивным выпадам со стороны “правоверных”. Но мне совершенно не хотелось писать преснятину и “выпекать” рекламные статьи. Подобными материалами и так изобилуют кинологические издания. Было задумано рассказать в некоей художественной и занимательной манере читателям “Природы и охоты” о породах борзых, об истории их появления, их достоинствах и недостатках с точки зрения современного охотника. В добавок, при этом обязательно осветить круг проблем в отечественной “борзологии”, которых, к большому сожалению, сейчас намного больше, чем успехов. К примеру, я, зная, как и многие другие эксперты по борзым, об отмене стандарта на южнорусскую (степную) борзую, естественно не нашёл возможным её просто описать. А счёл своим долгом проинформировать об упразднении стандарта читателей, которые по незнанию или введённые в заблуждение некоторыми экспертами всё ещё пребывают в неведении относительно положения дел с этими собаками.

В результате, судя по реакции, очерки получились в достаточной степени проблемные, и материал задел за живое! К сожалению, отклики оказались не конструктивными, всё слова. Как говорится, “в лучших традициях”, когда подписывается “группа товарищей”, навешиваются ярлыки и используются выражения типа “льёт воду на мельницу”. При этом я с лёгкой руки Н. Герасёвой попал в славные ряды “компиляторов”. Почему в “славные”? Да потому, что при её критериях оценки творчества кинологов с полным основанием в “компиляторы” можно записать Л.П. Сабанеева. Несмотря на то, что сейчас на Леонида Павловича редкий из отечественных исследователей не ссылается, а борзятники его читают, как Библию.

Кстати, не стоило бы моим оппонентам, переполнившись важностью от своих успехов в разведении борзых, путать “божий дар с яичницей” и пенять мне на недостаточный, как им кажется, опыт в выращивании и подготовке этих собак. Такие доводы, наряду с аргументами типа “сам дурак” или “а ещё шляпу надел”, вполне уместны в базарных сварах, а не на страницах печатных изданий. Хочу напомнить, что тот же Сабанеев известен как кинолог, а не как собакозаводчик. Интересно, сможет ли кто-либо припомнить каких-то известных собак Л.П. Сабанеева? И я на роль выдающегося заводчика борзых пока ещё не претендовал. Но, уважаемые оппоненты, с вашего позволения, я кинолог, проще сказать — специалист изучающий собак, в частности – борзых. Да к тому же и эксперт, то есть специалист, оценивающий собак. К сему, уже почти 35-лет охочусь и 25 из них с собаками.

Я приветствую энтузиазм. На этом только и держится российское охотничье собаководство. Но не уважаю фанатиков как публику ограниченную, неадекватную, потерявшую чувство реальности. Мне понятны стремления людей заниматься какой-то экзотической, новой или ещё не сформировавшейся породой собак. К примеру, той же южнорусской (степной) борзой. На здоровье! Только разводить её надо бы легитимно. Но стандарт-то на эту породу был всё-таки отменён, чего не отрицают и мои оппоненты. И до сих пор всё пока остаётся по-прежнему. И сколько бы они ни утверждали, что порода существует, как бы ни обвиняли меня во всех смертных грехах, как бы ни выискивали в моих очерках мнимые или действительные промахи — от этого нам никуда не уйти! Поэтому не понятно, из каких соображений и как эксперты, зная об этом, оценивали на Московских выставках собак из коллекции ИПЭЭ, причисляемых к породной группе степных борзых.

Можно представить состояние человека, когда до него начинает доходить, что его любимая собака по сути беспородна. Но причём здесь ваш покорный слуга? Нашли, тоже, стрелочника. Не лучше ли было бы нашим энтузиастам и корифеям не тратить лишних слов на какого-то С. Матвеева, а, собрав подобающий в таких случаях материал, обратиться в комиссию по борзым и в племенную комиссию РФОС с просьбой прокомментировать всплывшие после моей статьи обстоятельства, реанимировать отменённый стандарт южнорусской борзой или разработать новый? А затем о подобном обращении, даже не дожидаясь его результатов, проинформировать читателей в нашей охотничьей печати. Тогда было бы понятно, что люди действительно занимаются не самодеятельностью, а всерьёз взялись за возрождение оригинальной национальной породной группы промысловых борзых. Меня же лично устроил бы просто официальный комментарий председателя комиссии по борзым Галины Викторовны Зотовой по этому поводу, в котором прояснялось бы – существует ли такой стандарт, сама породная группа, что за собак выставляют на Московских выставках, и будет ли вестись племенная работа в этом направлении. Но ничего подобного сделано не было. Пока только одни слова, “ахи” с “охами” да обиды на непочтительность. Не серьёзно как-то всё!

Это то, что хотелось бы подсказать “группе товарищей”, раз они не могут до такого додуматься самостоятельно.

А претензии любителей восточных борзых на недостаточное, как им кажется, проявленное уважение с моей стороны к охотничьим качествам этих собак можно довольно просто разрешить в поле, на охоте. Кстати, осенью 2001 года группа борзятников МООиР намечает провести парные испытания-садки борзых по вольному зайцу-русаку. Вот вам и карты в руки, господа “восточники”! Померяйте тазы, бакхмулей и тайганов в парах с русскими псовыми, хортыми и грейхаундами, и расставим все точки над і. Согласен даже поучаствовать в работе экспертной комиссии на таких испытаниях, чтобы воочию убедиться в превосходстве восточных борзых над прочими.

И вообще, вместо выстраивания обид и сведения счётов лучше бы заниматься делом. А время рассудит!

С уважением к энтузиастам и подвижникам, любителям всех пород борзых.

Сергей Матвеев

Пятница, 3 Август 2001 г.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.