Испытания — от статистики к выводам (часть вторая)

Статья была напечатана в № 1 журнала «Охотничьи собаки» за 2001 год. Позднее она вошла главой под названием «Испытания: статистика и выводы» в книгу М. Муромцевой «Норные собаки», ООО «Аквариум-Принт», Москва, 2005 г., 679 стр., тираж 3000 экз.

 

  • Фото Владимира Киселёва и Валерия Люшкова
    Фото Владимира Киселёва и Валерия Люшкова
  • Фото Владимира Киселёва и Валерия Люшкова
    Фото Владимира Киселёва и Валерия Люшкова
  • Фото Владимира Киселёва и Валерия Люшкова
    Фото Владимира Киселёва и Валерия Люшкова

 

НОРНЫЕ

При анализе динамики изменения за сорок лет процентного соотношения степеней дипломов полученных норными собаками заметно, что до 80-х годов они были незначительными. Но потом выделяется явный рост количества дипломов I степени. А далее, в 90-х года, изменение количества дипломов высоких степеней опять становятся плавными. При сравнении же диаграмм по группе терьеров и таксам отдельно этот “скачок” в 80-х годах особенно бросается в глаза. Но если у такс в 60-х годах почти не было дипломов I степени, то с начала 70-х и до 90-х годов виден устойчивый рост процента таких дипломов. В последующий же период, у них более интенсивный рост количества дипломов высоких степеней по сравнению с терьерами.

Изменения процентного соотношения степеней дипломов у норных
Изменения процентного соотношения степеней дипломов у норных

 

Изменения процентного соотношения степеней дипломов у терьеров
Изменения процентного соотношения степеней дипломов у терьеров
Изменения процентного соотношения степеней дипломов у такс
Изменения процентного соотношения степеней дипломов у такс

 

Такой характер изменений скорее всего связан с введением правил испытаний на искусственной норе-восьмёрке и интенсивной работой по устройству таких нор в 80-х годах.

Конечно, было интересно разобрать состояние рабочих качеств группы норных в конце 90-х годов.

Предлагаю взглянуть на распределение дипломов по видам испытаний норных. Выяснилось, что больше всего дипломов заработано ими по лисице на стандартной норе-восьмёрке. На все остальные виды приходится от тридцати до сорока процентов в зависимости от степени диплома. Причём, из общей картины явно выпадает повышенное количество дипломов I степени, полученных на испытаниях по лисе на “международной” П-образной норе. А на отдельной диаграмме, показывающей только распределение дипломов I степени по видам испытаний по каждой породе норных собак, интересно следующее.

Во-первых, у вельштерьеров в несколько раз меньше, чем в других породах дипломов I степени, заработанных на норе-восьмёрке. Зато за испытания по лисице на “пэшке” они получили таких дипломов более пятидесяти процентов. И во-вторых, у ягдтерьеров заметно больше, чем у норных других пород, дипломов I степени по барсуку. Но и “вельши” имеют этих дипломов тоже до двадцати процентов от общего количества заработанных ими.

Распределение дипломов по испытаниям норныхРаспределение дипломов по испытаниям норныхРаспределение дипломов по испытаниям норных 

 

Ну и если теперь обратимся к диаграмме, показывающей процентное соотношение дипломов всех трёх степеней по породам, то увидим, что дипломов I степени больше всего у вельштерьеров. С учётом проведённого анализа остаётся констатировать, что столь высокие показатели у этой породы получились, в основном, за счёт количества дипломов, полученных за испытания по лисице на П-образной норе.

Поменьше, но почти сорок процентов дипломов I степени у ягдтерьров. И меньше всего их оказалось у фокстерьеров. Особенно, как ни странно, у гладкошерстных. Правда на норе-восьмёрке они набрали таких дипломов больше всех — до девяноста процентов. Похоже, что их просто не выставляют на другие виды испытаний!

У всех разновидностей такс дипломов I степени получено в пределах двадцати одного — двадцати пяти процентов. И это близко к значению, полученному в среднем по всем породам группы норных собак. У жесткошерстных такс оказалось наибольшее количество дипломов высших степеней — I и II. И меньше всего у длинношерстных, что совпадает с общепринятым мнением об уровне рабочих качеств этой разновидности.

Очень интересное оказалось различие в распределении дипломов между кобелями и суками. И в каждой группе норных: терьеры и таксы, — выявились свои особенности. Бросается в глаза, что кривые, отражающие процент дипломов, заработанных на норе-восьмёрке, у терьеров и такс находятся как бы в противофазе. У кобелей такс их больше, чем у такс сук. А у терьеров наоборот: у сук дипломов на стандартной норе больше, чем у кобелей. И в этой группе “пила” более явно выражена.

Самое элементарное, хотя я и не настаиваю, объяснение этому состоит в том, что кобели терьеров более рослы, и им труднее передвигаться по норе. А у такс-сук более скромные результаты, скорее всего, из-за меньшей силы и злобы к зверю, чем у кобелей.

На этих же диаграммах у такс по кривым, отражающим прочие виды испытаний, заметно повышенное количество дипломов по кровяному следу. Что, на мой взгляд, достаточно адекватно отражает общеизвестные рабочие качества этой породы. У терьеров таких дипломов явно меньше. Зато у них в целом больше дипломов по барсуку. Конечно, это за счёт боевитых ягдтерьеров. И кобели количеством дипломов по этому виду явно опережают сук. Естественно, это из-за большего уровня злобы и силы, свойственных полу.

Выделяется также в обеих группах норных собак количество дипломов I, степени полученных за работу по лисе в П-образной норе. Их явно больше, чем дипломов II и даже III степени. И это может служить подтверждением сложившегося уже у любителей норных мнения о том, что диплом I степени получить на ней много проще чем на “восьмёрке”.

Далее, по диаграммам видно, что за исключением единичных дипломов у такс, у норных отсутствуют дипломы за испытания по лисе на естественной норе. И хотя в этом случае производится проверка рабочих качеств собаки в реальных “боевых” условиях, что представляет особый интерес, но всё же думаю, и дальше такие испытания будут проводиться только эпизодически и широкого распространения не найдут. К сожалению, прозвучавшее в “РОГ” пожелание одного из любителей норных собак перейти в основном к испытаниям на естественной норе вряд ли может быть реализовано. Слишком много трудностей возникает при этом. Так, далеко не всегда можно найти нору со зверем. Его поведение и желание “нориться” зависит от погодных условий и времени года, от интенсивности преследования и многих прочих факторов. В южных степных районах нашей страны, где зверя больше и проще найти норы для более менее частого устройства таких испытаний, их, конечно, следовало бы практиковать более широко. Но в средней полосе и далее на север подобные испытания могут проводиться только эпизодически, случайно.

Исходя из специфичности испытаний норных на естественной норе, сомневаюсь, что от них будет заметная польза для племенной работы. Чтобы сравнивать собак по рабочим качествам и отбирать по ним производителей, требуется проводить их проверку по возможности в одинаковой обстановке. А это и достигается при испытаниях на искусственной норе. Что можно считать огромным преимуществом для норных перед другими породами охотничьих собак, которые приходится испытывать по вольному зверю в естественных и довольно сильно меняющихся условиях.

На искусственной норе созданы постоянные ситуации для проверки норных. Кроме того, у подсадных лис, при всех различиях, вырабатывается определённый стереотип поведения “под собакой”. Одни и те же ситуации, большой опыт встреч с собаками, условия, накладываемые правилами испытаний по времени и способам проверки качеств норных, делают их действия достаточно схожими.

Наоборот, при работе собаки на охоте или испытаниях в естественной норе очень много меняющихся факторов. К примеру, состояние погоды меняет поведение зверя, влияет на его желание нориться или покидать нору. Много значит и возраст попавшейся в норе лисы. Молодняк часто вылетает из норы сразу при заходе в неё собаки, а матёрые лисы сражаются до последней возможности.

Трудно определить и сложность норы, так как даже нора с небольшим количеством отнорков на самом деле может иметь очень сложные и труднопроходимые для собаки участки. Я бы сказал даже, что из норы сложной, со многими отнорками собаке чаще более просто выставить лису, чем из одноходовой. Поэтому понятие “сложность” при испытаниях в естественной норе трудно определяемое и мало предугадываемое. Кроме того, при этом нет возможности проверить и сравнить рабочие качества нескольких собак. Следовательно, невозможно проводить состязания в естественной норе. Всё это служит достаточно серьёзными ограничениями для широкого применения таких испытаний и заставляет скептически относиться к подобной идее.

Как бы там ни было, но количество дипломов I степени у норных, в том числе и на норе-восьмёрке, явно чрезмерно. Для более эффективной системы испытаний на этой норе всё-таки следовало бы усложнить условия получения дипломов высоких степеней. Причём способы усложнения могут быть разными. Так, можно применить более высокие требования к оценке злобы при работах хватками “по месту”, что позволит более чётко выделить группу производителей с наивысшими проявлениями злобы к зверю. Особенно у ягдтерьеров, которые в основном берут зверя “по месту”. В то же время условия получения этих дипломов за работу разменами можно оставить прежними. Собственно говоря, для практической охоты такая манера более рациональна. В этом я солидарен со многими знатоками норных и охоты с ними.

Можно повысить требования к быстроте и верности поиска и преследования зверя в норе, а также к вязкости. Это, в частности, позволит отсеивать переростков у терьеров не только проверкой соответствия стандарту на выставках, но ещё и по результатам испытаний. А как рост может влиять на работу, уже говорилось при анализе диаграмм по кобелям и сукам в искусственной норе.

Такое усложнение Правил испытаний снизит количество “перводипломников” у норных и позволит вести более целенаправленный отбор производителей, обеспечивая нужное развитие пород.

И мне кажется очевидным, что более простая конфигурация П-образной норы и ограниченный спектр качеств, проверяемых у норной собаки при испытаниях в ней, даёт существенно меньше возможностей отобрать лучших производителей. В этой норе проверяется, по существу, только злоба и, в намного меньшей степени, вязкость. А потому при бонитировке столь облегчённое получение дипломов на “пэшке” делает совершенно некорректным учёт их наравне с дипломами, полученными на норе-восьмёрке.

Нельзя сказать, что ничего ещё не предпринималось для подъёма веса дипломов, полученных норными собаками. Так, на Московских выставках последних лет в правила бонитировки вносится дополнение, согласно которому звание чемпиона может быть присвоено собаке только при условии получения ею хотя бы одного полевого диплома любой степени на состязаниях. Но эта мера, на мой взгляд, больше направлена на отсев “липовых” дипломов. Кроме того, вносится более жёсткое требование в “Правила проведения выставок” редакции 1985 года, полностью соответствующее Правилам новой редакции, согласно которому для отнесения к классу элита собака должна иметь по одному диплому I и III степени или два II, что остаётся только приветствовать. (Хотя не проще ли проводить выставку по новым Правилам?)

К сожалению, в обеих редакциях Правил отсутствует упоминание о двух видах искусственных нор для испытаний по подсадной лисице. В старой редакции П-образная нора, естественно, не упоминается, потому что во время их составления таких нор не было. А вот почему в новой редакции Правил это никак не отражено — мне не понятно. Поэтому при проведении выставок по старым правилам наличие дипломов, полученных на “пэшке” следовало бы игнорировать (что собственно и делается при отнесении к племенному классу на Московских выставках). А при проведении выставок по новым правилам дипломы по лисе засчитываются, к сожалению, без разбору, получены ли они на “восьмёрке” или на П-образной норе.

При таком количестве дипломов у норных, что мы уже видели, и лёгкости получения их в “международной” норе самое разумное было бы изменить правила бонитировки[1]. Считаю, что для отнесения к любому племенному классу (исключая третий) необходимо, чтобы основной и дополнительный дипломы были получены на норе-восьмёрке. Такими же дипломами могут быть дипломы за работу по барсуку на П-образной норе. Барсук — зверь очень серьёзный, и несмотря на простоту работы по нему получить диплом высокой степени довольно трудно.

(Продолжение следует)

 

Сергей Матвеев

Четверг 6 Апрель 2000

[1] Технически это намного проще, чем менять правила испытаний.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.