Так говорят легашатники

(говорим по-русски — ностальгическая реплика)

Эта статья была напечатана в журнале «Охота и охотничье хозяйство» № 8 за 2018 г («Охота и охотничье хозяйство«). У неё оказалась непростая судьба, поэтому я сопроводил её небольшим послесловием.

  • Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 8 2018 год.
    Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 8 2018 год.
  • Ринг пойтер'Ов. Первым идет А. Стоячко.
    Ринг пойтер'Ов. Первым идет А. Стоячко.

Как утверждают филологи, язык, наш русский язык, постоянно меняется, подстраивается под обстоятельства и языковое окружение. Речь, разумеется, идёт об изменении норм русского языка.

К примеру, «кофе» всегда был «он». Но вот уже и орфографические словари дают следующее: кО’фе, нескл., м. и (разг.) с. То есть, в разговорах «кофе» всё чаще становится «оно». Так что, согласно филологической науке, в скором времени «унисекс» кофе будет считаться языковой нормой. Да что говорить, ещё недавно «виски» был исключительно «он», а сейчас большинство словарей утверждают: вИ’ски, нескл., с. Благородный древний кельтский напиток (кельтск. uisge beatha вода жизни), а туда же… (смайл)

Подобные явления заметны и в нашем языке охотников и любителей легавых собак. Конечно, охотничий язык изначально формировался как разговорный, даже простонародно-разговорный. Однако многие слова и выражения этого специфического, исключительно яркого и самобытного языка со временем стали литературной нормой. Тому способствовали и литературные произведения российских классиков и сугубо охотничьих писателей (хотя как их разделить?).

Я уже сорок лет занимаюсь легавыми, помню беседы с давно ушедшими ветеранами, да и классической охотничьей литературы в своё время перечитал немало. Видимо, вследствие этого в последнее время в разговорах с современными легашатниками мне стало кое-что немного резать слух.

Так раньше я слышал (и читал) во множественном числе: пойнтерА’, пойнтерО’в, сеттерА’, сеттерО’в. Теперь же всё сплошь слышится: пО’йнтеры, пО’йнтеров, сЕ’ттеры, сЕ’ттеров.

Так как правильно? Что же словари говорят? Тут всё оказалось в соответствии с общими языковыми закономерностями. Так в имеющемся у меня издании «Словаря ударений для работников радио и телевидения, Ф.Л. Агеенко, М.В. Зарва, под ред. Д.Э. Розенталя, Изд. 5-е перер. и допол., М., Рус. яз., 1984» (Ди́тмар Элья́шевич Розента́ль – признанный авторитет в правилах современного русского правописания, стилистике и культуре речи — поэтому вполне уместно в дальнейшем говорить о «словаре Розенталя») приводятся следующие нормы:

пО’йнтер; мн. –А’, -О’в;

сЕ’ттер, -а; мн. –ы, -ов и (проф.) –А’, -О’в [сэ. тэ];

сЕ’ттер-гордО’н, сЕ’ттера-гордО’на [сэ. тэ];

сЕ’ттер-лаверА’к, сЕ’ттера-лаверА’ка [сэ. тэ].

То есть нормальным литературным считалось, допустим, выражение: «На выставке было много пойнтерО’в. Все пойнтерА’ получили высшие оценки по экстерьеру.» Красиво звучит, а? Главное — правильно!

Что касается сеттера, то это ни в коем случае не «сЕ’ттер», а строго «сЭ’ттэр». У пойнтера в словаре на произношении «Э» не сделан акцент. Видимо, во времена Розенталя затруднений по этому поводу не возникало, и даже дикторы знали, что надо произносить «пойнтэр», а не «пойнтер» (смайл). И обратите внимание на ремарку «(проф.)» у сеттера, отмечающую профессионализм в произношении. Мы же с вами, любители легавых, – как бы профессионалы, не правда ли? (реминисценция «Двенадцати стульев»? (смайл)). Поэтому мы произносим, как подобает профессионалам: «На выставке было много сэттэрО’в. Все сэттэрА’ получили высшие оценки по экстерьеру.» И всем ясно – настоящий знаток и любитель легавых говорит, то бишь, профессионал.

Современные словари несколько расходятся как с авторитетом Розенталя, так и между собой. Например «Академический орфографический словарь» (электронный «Орфографический академический ресурс АКАДЕМОС» Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН является официальной публикацией) уже даёт две нормы произношения:

пО’йнтер, -а, мн. -ы, -ов и –А’, -О’в (в отличие от словаря Розенталя);

сЕ’ттер, -а, мн. -ы, -ов и –А’, -О’в (в отличие от Розенталя без пометки «проф.»).

Но «Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С. А. Кузнецов. 1-е изд., СПб., Норинт, 1998, в авт. ред. 2014 г» и «Русское словесное ударение. Словарь нарицательных имён, М. В. Зарва, М.: ЭНАС, 2001» (М. В. Зарва в авторах и словаря Розенталя (!)) солидарны и приводят, соответственно, следующее:

пО’йнтер, -а; м.;

пО’йнтер, -а; мн. пойнтеры,-ов [тэ](отмечая, очевидно, трудность произношения комментарием [тэ]);

сЕ’ттер [сэттэр], -а; м;

сЕ’ттер, -а; мн. -ы, -ов [сэ, тэ].

Итак, в отношении произношении «Э» в названиях пород островных легавых и классический словарь Розенталя, и современные авторитетные словари едины: только «пойнтэр» и «сэттэр». Учтите это, уважаемые легашатники!

Что касается ударений, то, как видим, филологи расходятся во мнениях. И свидетельствует это о том, что русский язык живёт, развивается, и нормы его с течением времени меняются. Примечательны и изменения с течением времени  в отношении норм произношений и у автора М. В. Зарвы, как вы заметили, надеюсь. Всё объективно и закономерно. К примеру, моя бабушка говорила, как её учили в начале прошлого века: «библиО’тека», а не «библиотЕ’ка».

К сожалению, не всегда язык общения меняется в лучшую сторону. Сейчас стало употребляться неоправданно много заимствований из европейских языков. И не только в разговорной речи, но и в официальных документах и литературе.  Это засоряет наш язык, вызывает «дрейф» норм произношения и лексики. А я бы только за одно выражение: «Газета МК озвучила (!)…» — увольнял бы редактора, а за одно манерное «Вау!» вместо нашего откровенного русского «Ух ты!» удалял бы ведущих из эфира.

Специфический охотничий язык, находясь в потоке обычного языка, подвержен всем негативным изменениям норм и правил. Пришедшее к нам «кондуктор» (вместо «ведущий»), «батарея» (вместо группа) и пр., может быть и закономерно, но всё-таки жалко,  что своеобразие нашего родного «легашачьего» языка уходит.

Давайте говорить по-русски и говорить правильно! Давайте будем сохранять традиции и в нашем профессионально-любительском общении, как наши предшественники, произносить (желательно и писать) «пойнтэрА’», «сэттэрА’»! Это как-то душу греет. Как это вам?

 

Искренне ваш, Сергей Матвеев

Суббота 08 июль 2017

Послесловие

Статья была первоначально направлена в «Российскую охотничью газету«.

Спустя какое-то время получил ответ, в котором в публикации отказывалось и указывалось на филологические , скажем так, неточности.

Даже не стал вникать и спорить. Понятно, что каждый редактор и корректор считает себя филологом. Несомненно, это часть их ремесла. Однако такая позиция в данном случае меня слегка озадачила.

Судите сами.

Моя небольшая заметка не претендует на научный труд. Это, посмею заметить, всё-таки художественное произведение. Но! Но в ней ссылки на вполне научные публикации, академические информационные ресурсы. Никаких фантазий и отсебятины (как, например, у уважаемого Михаила Задорного) в отношении современного русского языка нет. Каждый может проверить все примеры из этой статьи. В интернете они легко находятся.

Возможно не все редакторы следят за изменениями в современном русском языке и используют современные словари?

Так как высказанное редакторами «Российской охотничьей газеты» было сочтено мною неубедительным, статья была направлена в сугубо ведомственный журнал «Охота и охотничье хозяйство» в надежде, что здесь-то разберутся с особенностями охотничьего языка.

Так оно и вышло, и спустя год после написания моя ностальгическая реплика была напечатана.

С. М.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.