Пробуждение

Рассказ впервые напечатан в № 47 «Российской охотничьей газеты» за 1999 год. И повторно (!?) его напечатали в № 41 «Российской охотничьей газеты» за 2002 год.

                              

 

Лёгкий завтрак, быстрые сборы — и я на улице. Уже рассвело. Небо чистое. Внизу по речке туман. Прохладно и тихо; чувствуется приближение осени. Прошумел и затих поезд. Ни души. В восемнадцать лет хорошо спится, и только очень важное дело может поднять из постели в такую рань. Причина действительно особая: новенький охотничий билет и путёвка лежат в кармане, новенькая одностволка шестнадцатого калибра на плече, и я — «взаправдашний» охотник — иду на охоту.

Интерес ли к оружию, живущий во всех мальчишках, или впечатления от книг, читанных долгими зимними вечерами у печки, а может, пример соседей-охотников — трудно сказать, что вызвало у меня желание стать охотником. Но глянулось мне это занятие — охота!

Путь не долог. К опушке леса я подхожу без особых надежд и волнений. После книг про охоту, про тайгу, про дикие, глухие, обильные дичью места наши подмосковные охоты представляются бедными, и Охотник ещё спит во мне.

Я вхожу в лес и заряжаю ружьё. Иду по лесу медленно, прислушиваясь и оглядываясь. Тихо! Кажется, пропищал рябчик. Я точно не знаю, как он пищит, но похоже на рябчика. Замираю с ружьём наготове и всматриваюсь в кроны елей и берёз. Разглядываю их внимательно: рябчики, говорят, большие мастера прятаться.

Со стороны опушки послышались голоса. Перекликаясь, накатывают волной приехавшие первой электричкой грибники. Мне это не нравится. Уйти, что ли, поглубже в лес?.. Опять смотрю вверх и прямо над собой замечаю шевельнувшуюся на ветке птицу.

Всё остальное делает проснувшийся Охотник. Это он сразу понял в серой округлой птице добычу. Это он, затаив дыхание, поднял длинноствольное ружьё и, поймав на мушку серый комок, нажал на курок.

Будто во сне слышу выстрел. Сверху, задевая веточки, сквозь голубоватый дымок, трепеща падает птица. Вот она бьётся на земле. Я делаю несколько шагов и чуть прижимаю её ногой. Птица затихает. Она лежит передо мной: вся в крапинках, с хохолком и красноватыми бровями. Да это рябчик!.. Восторг заполняет меня, и мы с Охотником сливаемся в одно целое.

В этой птице неведомая жизнь, заветные места, незнакомые запахи и звуки. Вот оно!.. Необычайное и тайное лежит у моих ног!.. Из другого мира, из незнакомой мне чудесной жизни пришло оно рябчиком.

Я поднимаю его. Рябчик тёплый, на клюве капелька крови, и такой красивый…

  • Это вы стреляли? — раздаётся рядом.

Оглядываюсь. Женщина в плаще «болонья» с корзиной.

  • Да, — отвечаю, и продолжаю рассматривать птицу.

Вспоминаю, как она билась на земле, и будто обдаёт холодным ветерком.

  • Бедняга, — роняю я всё равно счастливым голосом.

  • Если жалко, зачем убиваете?

  • Жалко, что не сразу, — как-то нахожусь я.

Рябчик подвешен за неимением тороков на верёвочку, и я иду дальше. От ружья ещё немного волнующе пахнет стреляным порохом, но восторг постепенно проходит.

Солнце уже поднялось высоко, потеплело, давно наступил день, а я всё брожу по лесу, смотрю по сторонам и прислушиваюсь. Всё чаще и чаще слышны голоса перекликающихся грибников. В лесу, как в парке — надо возвращаться домой.

Кончилась моя первая охота. Осталась от неё память о первой добыче. Остался со мной навсегда Охотник.

 

Сергей Скворцов

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.