Приношу свои извинения

Уточнения в ответ на опубликованную в № 6 “Российской охотничьей газеты” за 1999 год  реплику Н. Герасёвой.  Напечатано в № 18 “РОГ” за 1999 год.

    

Приношу свои извинения

за допущенную мною в статье “Некоторые итоги состязаний” (“РОГ” №6 за 1999 г.) непростительную оплошность. При работе над статьёй, не имея под рукой статьи Н. Герасёвой “Охота с бакхмулем на российских просторах” (“РОГ” №40 за 1997 г.) и по памяти ссылаясь на неё, я совместил два разных эпизода: в одном бакхмуль Рад-о-Барк гулял без своры во время испытаний и был подпущен по лисице, а в другом бакхмуль Давид с разрешения эксперта Т.Н. Дедковой был подпущен к работающим по зайцу псовым борзым со своры из равняжки (хотя это и не по Правилам). В результате этим я нанёс определённый моральный ущерб Н.П. Герасёвой и эксперту Т.Н. Дедковой и вызвал появление гневной реплики Натальи Павловны в “РОГ” №12 за 1999 г.

Впредь мне наука – не полагайся на память!

Тем не менее, эпизод с прогулкой во время испытаний и подпуском по лисице как пример нарушения Правил испытаний борзых совершенно вписывается в контекст моей статьи, где отмечается, что подобные случаи довольно рядовое и типичное явление. (Подтверждение этому и рассказ В. Максимова в журнале “Охотничьи собаки” №1 за 1999 г. “Бог шельму метит”.) А чтобы не казаться предвзятым к бакхмулям и поставить точки над i, позволю себе процитировать Н. Герасёву:

…Мы шли по глубокой пахоте. Мой бакхмуль Рад-о-Барк беспечно следовал за мной. Внезапно он резко развернулся и заложился…

…По тёмной пахоте катился восхитительный огненный шар. Это была огнёвка. Расстояние между ними стало резко сокращяться. Вдали виднелись судьи с неотработавшей парой русских псовых. Заметив скачку, судьи приняли решение спустить псовых впоперечь, и загнанный зверь на блюдечке был преподнесён псовым.

Затем последовали хвалебные высказывания экспертов по поводу “изумительной зоркости, потрясающей скорости бакхмуля”. Эксперты признались, что они приняли бакхмуля за псовую, поскольку бакхмуль, по их мнению “не мог гнать зверя с такой ошеломляющей скоростью”, и упрекнули меня, что собака оказалась не на привязи…

Хочу всё же заметить, что экспертам согласно Правилам следовало бы не пожурить уважаемую Наталью Павловну, а снять её собаку с испытаний.

Что же касается намёка в Вашей реплике, Наталья Павловна, по поводу расценки пары грейхаундов по лисице в октябре 1998 года на Брянских испытаниях, то жалко, что Вас с нами в тот день не было и Вы не видели эту красивую работу. А в моей полевой тетради отмечено, что борзые пущены не ближе 40 м (зверь может встать и из-под ног, но это не важно) в довольно густой и высокой траве. После яркой доскачки около 70 м они дошли до угонки и на “раз, два, три” заловили зверя. Лиса оказалась весом в 6,5 кг. Я думаю, любой эксперт по испытаниям борзых со спокойной душой дал бы здесь грейхаундам диплом II степени, и все кто понимает псовую охоту и знает Правила, согласятся с этим.

Приношу ещё раз свои извинения Т.Н. Дедковой, не к месту упомянутой в моей статье, а так же Наталье Павловне Герасёвой за некорректную ссылку на её статью.

Сергей Матвеев

Пятница 19 Март 1999