Из опыта охоты на лис

Статья была напечатана в № 7-8 журнала “Охота» за 1998 год с сокращениями.

           

Очень интересный зверь лиса… А ведь когда-то мне приходилось на неё охотиться целыми сезонами. Это было на Донбассе, в Донецкой области, и охота имела некоторые характерные особенности.

Промысловая охота здесь на этого хищника обычно разрешается с середины ноября по конец февраля. Любительская же охота на него допускается только в течение нескольких воскресных дней, как правило в декабре, вместе с охотой на русака. Поэто­му владельцы зверовых собак и просто любители зверовой охоты стараются получить в объединении Донецклес разрешение на промысловую охоту на пушного зверя: лису, енотовидную собаку, каменную ку­ницу.

Имея такое разрешение, я охотился целыми сезонами. Бывая на охоте иногда по нескольку раз на неделе, я набрался некоторого опыта и, думаю, кое-какие наблюдения и обобщения могут пригодиться другим охотникам.

Лисы в Донецкой области предостаточно. Многие помнят, что ещё совсем недавно существовал большой спрос на пушнину. Тогда боеприпасы были дёшевы, а транспортные расходы невелики, и отдельные местные искусники добывали с собаками по полусотни и более лисиц за сезон. Да и сейчас не мало добывается этого зверя.

Охотничьи угодья на Донбассе — это обычно холмистая чернозёмная степь, разделённая на более или менее большие прямоугольники лесополосами. Эти лесополосы тянуться с севера на юг и с запада на восток. Засажены они разнообразными деревьями и кустарниками и часто захламлены и труднопроходимы. В насаждениях преобладают белая и жёлтая акация, абрикос и тополь. Поля, когда-то сплошь распаханные и засеянные, теперь всё чаще остаются гулять и зарастают бурьяном и сорняками. Довольно много балок и балочек, прячущихся меж плавных холмов, вносят разнообразие в довольно монотонные пейзажи осенне-зимней степи. В балках можно изредка обнаружить более-менее обширные заросли камыша. Из камыша и добывается большая часть лис.

Самый примитивный способ охоты в камышах — это охота загоном. Охотятся в этом случае группой человек пять. Часть охотников забирается в камыши, а другие стоят на номерах. Такая охота довольно результативна хотя, на мой взгляд, и не очень интересна.

Много добычливей и увлекательней охота в камышах с собаками. Для этого используют гончих и лаек. Охота на лису при этом достаточно проста: в остров камыша бросаются гончие или лайки (иногда и те, и другие сразу), а предполагаемые лазы перекрываются стрелками.

При удачных условиях (в начале сезона и при благоприятной погоде) почти весь зверь держится в камышах. И случается, что из небольшой балки выставляется собаками до десятка лис. Попутно добываются и еноты, которых собаки обычно просто давят.

Нужно отметить, что гончую такой охотой портят. В острове камыша ни особой полазистости, ни вязкости от гончей не требуется. И даже наоборот — гончую, вытекшую из камыша по горячему следу ушедшей в степь лисы, сразу же сбивают обратно. А уж если она увязалась за зверем и пошла гонять полями, то будет бита хозяином по полной программе.

Подобная охота с гончей весьма эффективна. Однако, в последние годы донецкие охотники предпочитают использовать для этой охоты лаек. С лайками намного меньше возни. Всё-таки гончая есть гончая. Она так и норовит уйти по следу. Лайка же совсем не вязка. Правда она на гону не отдаёт голоса, да это, в сущности, и не так важно на маленьком пятачке камыша.

Конечно, кроме любителей этакой “псовой охоты” с гончей и лайкой, существует много охотников, использующих в донецких степях норных собак. Наиболее же рьяные применяют на охоте и гончих, и лаек, и норных, варьируя способы и комбинируя этих собак в зависимости от погодных условий, поведения зверя и сезона.

Замечательно, что довольно много лисы добывается с норными из труб ирригационных систем. В степной, засушливой местности без орошения заниматься сельским хозяйством рискованно. Поэтому встретить трубы в степи можно повсеместно. Вот лиса их и облюбовала и частенько использует для днёвок. А так как трубы обычно тянутся на несколько километров, то лиса не стесняясь уходит в них достаточно далеко. Приметив это, местные охотники стали обзаводиться ягдтерьерами. Эти злобачи, как правило, берут в трубе зверя по месту и вытаскивают. Тянуть его зачастую приходится несколько сотен метров, что, конечно, достаточно сложно, хотя трубы и большого диаметра. И вряд ли какая другая норная собака может так успешно справляться с этой задачей.

Много лис добывается и из обычных естественных нор. Здесь используются все породы норных, и у каждой есть свои поклонники. Хотелось бы более детально поговорить именно об этом способе охоты. У меня было много интересных охот с таксой, и он как-то ближе и милее мне. Эта охота замечательна тем, что в ней требуется и хорошо работающая собака, и искусство охотника в выборе места у норы, и меткая и быстрая стрельба в трудных условиях.

Как правило, лисьи норы в Донецкой области представляют собой незамысловатую систему с двумя-тремя отнорками. Частенько можно обнаружить и одноходовые норы. Изредка случается встретить нору с четырьмя-пятью отнорками. И совсем нечасто попадаются норы, имеющие до десяти отнорков. Ходы лисьих нор залегают на различной глубине. И зачастую так глубоко, что работающую с голосом средней силы собаку совсем не бывает слышно.

Подавляющее большинство  нор расположено в валах, образовавшихся из “сугробов” чернозёма, нанесённого в лесополосы во время пыльных бурь. (Последняя такая буря была в Донецкой области на моей памяти в 1984 году.) Эти валы высотой до полутора метров из лёгкого мягкого грунта очень подошли лисам для устройства нор.

Я охотился на участке размером, примерно, десять на восемнадцать километров, и он был вытоптан мною вдоль и поперёк. Я прочесал все лесополосы и балки и знал все норы на нём, как свои пять пальцев. Результаты всех поисков и исследований заносились мною на специальную схему, которая и предлагается вниманию читателей (см. Рис.). Попутно я фиксировал характер нор (количество отнорков, заброшенная или посещаемая, особенности расположения отнорков и т. п.) и учитывал обнаруженных и добытых лис. Это всё оказалось весьма полезным в процессе охоты. Кроме того, изучая теперь схему и анализируя результаты охоты, можно сделать некоторые интересные выводы и обобщения.

fox охота на лис

 

Так по схеме сразу можно выявить, что подавляющее большинство нор находится в лесополосах, тянущихся с севера на юг. И только в одной широкой и захламлённой лесополосе вдоль балки, пересекающей степь с запада на восток, был обнаружен мною целый пояс нор. Однако, место это и впрямь было очень удобным: довольно крутая кромка балки (где и располагались норы) заросла кустарником и деревьями, а с севера норы защищала широкая посадка.

Примечательно, что норы отрывались лисами, в основном, с западной стороны лесополос. И если они рылись в валу нанесённого ветром чернозёма, то их отнорки тяготели тоже к западной стороне вала.

Поэтому при поиске новых нор и проверке уже известных рациональнее всего в первую очередь проверять лесополосы, тянущиеся вдоль меридианов, двигаясь при этом с их западной стороны.

Обнаруженные норы на протяжении зимы посещались лисами с разным прилежанием. Одни постоянно — другие были вовсе заброшены. Иногда бывало, что давно забытая нора оказывалась вдруг расчищенной, и на ней удавалось добыть лису. Такое обычно случалось в конце сезона. И наоборот: часто посещаемые зверем в начале сезона норы, в конце его забрасывались.

Вес добытых лис колебался от четырёх с половиной до восьми с половиной килограммов. Подавляющее большинство из них (приблизительно шестьдесят шесть процентов) были самки.

Из некоторых нор удавалось добыть за сезон несколько лис. Чем эти норы приглянулась зверю и чем они лучше прочих, осталось неясным. Вполне возможно, что здесь сыграла роль определённая случайность.

При охоте время работы таксы в норе до выхода лисы или вынужденного снятия собаки изменялось в широких приделах: от одной-двух минут до четырёх часов. Моя такса была незлобной и небольшой, но вязкой сучкой. Поэтому, если после полутора часов работы зверь не выходил, то дальнейшая работа оказывалась бесполезной. Лиса ни разу в таких случаях не вышла, а вязкую собаку приходилось с большим трудом снимать.

Из всего количества обнаруженных и обследуемых за один из сезонов лисьих нор посещаемыми оказались только около двадцати процентов. Но следует отметить, что от сезона к сезону картина менялась: появлялись новые норы, забрасывались обжитые, а некоторые, несколько лет пустовавшие, вновь заселялись.

Какой-то явной зависимости стремления лис идти в нору от определённых погодных условий я не заметил. Случалось обнаруживать их в норе и в слякоть, и морозную погоду, и в оттепель, и в снег, и в дождь. Возможно, просто мой опыт недостаточен, и нужны многолетние наблюдения.

В результате, за анализируемый период мною была найдена двадцать одна лиса; из них десять добыто и три подранка ушло.

Конечно, в степной зоне охота на норах с собакой не так добычлива, как охота в камышах, но она имеет свои несомненные плюсы. К уже отмеченным достоинствам: эстетическим и спортивным (хотя я и не люблю этого определения в отношении охоты), — следует добавить то, что охотиться можно всего одному-двум охотникам, используя одну только маленькую норную собаку.

Я охочусь на разнообразных птиц и зверей с разными собаками и могу сказать, что удовольствия и радости от охоты с норной, от работы собаки получаю ни чуть не меньше, чем, допустим, от охоты с легавой. Поэтому рекомендую попробовать тем, кто ещё не охотился с норной, восполнить этот пробел. И надеюсь, некоторые приведённые здесь сведения и выводы будут полезны товарищам-охотникам.

 

 

Сергей Матвеев

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.