Заметки об отъезжих

Статья была напечатана в № 3 журнала “Охота» за 1998 год со значительными сокращениями. Здесь даётся авторский вариант.

  • На испытаниях в Рязани, фото М. Бултышкиной
    На испытаниях в Рязани, фото М. Бултышкиной
  • Ставропольские грейхаунды взяли лису
    Ставропольские грейхаунды взяли лису
  • Двухярусные нары на базе в Караблёвке
    Двухярусные нары на базе в Караблёвке
  • Брянские испытания. Андрей Жуков и его Зевс
    Брянские испытания. Андрей Жуков и его Зевс
  • Эксперты Галина Викторовна Зотова и Александр Шиндельман за чаем после состязаний
    Эксперты Галина Викторовна Зотова и Александр Шиндельман за чаем после состязаний
  • В Кораблёвке. На кухне у горячей печки
    В Кораблёвке. На кухне у горячей печки
  • Перед испытаниями в Кораблёвке
    Перед испытаниями в Кораблёвке

 

В минувшем полевом сезоне довелось мне поездить по средней полосе России. Поработал я на испытаниях борзых в разных местах: и в подмосковной Кораблёвке, и в Рязанской области в районе Ряжска, и на Брянщине близ границ Орловской, Курской областей и Украины — под Комаричами. Последняя поездка была особенно примечательна тем, что в конце её мне посчастливилось участвовать в судействе Всероссийских состязаний борзых.

Несмотря на разные задачи, неодинаковую подготовку участников и различную степень организации мероприятий, в этих поездках сложились какие-то общие впечатления, которыми мне и хотелось бы поделиться, а за одно предложить борзятникам несколько рекомендаций…

Жить мне приходилось в условиях различной комфортности, но всегда под крышей и в тепле. Последнее очень важно, так как позволяло прогреть и расслабить натруженные многокилометровой ходьбой по бездорожью члены и обсушиться после осенних дождей.

Сначала была ночёвка на давно обжитой, но какой-то запущенной испытательной станции московских борзятников в Кораблёвке. Однако, несмотря на неухоженность, грязь и три километра от трассы по чернозёмному бездорожью, на ней оказались вполне приемлемые бытовые условия. Несколько комнат, уставленных двухъярусными кроватями могут принять два десятка человек и несколько десятков борзых.

Три кирпичные плиты и сарай, набитый заготовленными дровами, позволяют нагревать базу до тропической жары, кипятить чай и стряпать обеды. Есть и где расположиться за столом.

Выдаваемое здесь постельное бельё, хоть и неглаженое, но всё же чистое — дополняет сервис.

Затем пришлось расположиться всей большой компанией на крошечной охотничьей базе под Ряжском. Пока просёлком до неё ночью добирались, наш городской джип то и дело нырял, как утка, в заполненные водой колдобины. И всё время казалось, что он уже не вынырнет. Но обошлось… На базе было настолько тесно, что все кровати стояли бок о бок. Приходилось спать вповалку и мужчинам, и женщинам, и борзым, которых жалостливое и любящее сердце московских борзятниц не дозволяло определить в сарай во дворе. Хоть сам я достаточно неприхотлив и за годы привык к разному на охоте, но, право, такой быт достаточно утомителен даже для меня. В подобных условиях трудновато сколь-нибудь хорошо отдохнуть. Тем более, когда нужно ещё сохранять бодрость и свежесть, чтобы не только таскаться по полям, но и проводить экспертизу.

А на Брянщине живал я в маленьком деревенском доме, переполненном людьми и собаками. Однако борзятники, как и вообще охотники, народ нетребовательный. В тесноте — не в обиде.  Здесь главное — спокойная доброжелательная атмосфера. Особенно при достаточно длительной поездке.

На Всероссийских же состязаниях участники их расположились в деревенском общежитии с водяным отоплением и столовой в пристройке. Да ещё и холодная вода была в кранах умывальника. Совсем хорошо! Правда, в комнатах было холодновато.

На всех наших базовых лагерях обязательно был разной степени крепости сортир во дворе. Немаловажная подробность, если учитывать, что в отъезжие поля из Москвы выбираются обычно смешанные компании с явным преобладанием женского пола. И этой части борзятников, естественно, приходится проявлять достаточно изобретательности и терпения, чтобы компенсировать отсутствие благ цивилизации.

По мне, нормальные условия длительного пребывания в отъезжих полях немыслимы без русской бани. Она, кроме гигиенических прелестей, позволяет и усталость выгнать, и травмы залечить. Хороша  баня и для профилактики простуды.

Организаторам отъезжих полей полезно помнить, что в несчастных, безденежных деревнях и сёлах России сейчас рады любому приработку и с удовольствием пускают охотников на постой. При желании, можно найти и баню. И вообще неплохо устроиться. Магазины, правда, часто закрыты или торгуют только самым необходимым — хлебом. У селян сейчас нет наличных денег для разносолов, а вместо водки традиционно потребляется самогон (который бывает весьма отвратителен).

Товарищ борзятник! Собираясь в отъезжие поля, разузнай поподробнее где и в каких условиях предстоит жить…

Да, конечно во всех случайно (или не случайно) подобравшихся компаниях борзятников почти не обходится без длительных и шумных застолий. Такие вечера бывают великолепны своей атмосферой и «борзячьими» разговорами настолько, что можно приезжать на испытания только за этим.

Однако любое излишество вредит, и «гудёж» до утра досаждает менее стойким борзятникам, экспертам, да и на самих любителей пображничать на следующее утро бывает аж жалко смотреть. Даже мне при достаточной тренировке и хорошем здоровье приходится тяжело после целого дня ходьбы. А сколько же его надо иметь, чтобы пить всю ночь да ещё днём проходить несколько десятков километров по трудным полям? Я просто удивляюсь!

Очень часто в отъезжих полях компании составляются из борзятников разных категорий. Всегда есть кто-то из бывалых, выезжающих не одну осень. Есть малоопытные, но уже немного знающие псовую охоту. И есть совсем дилетанты, которых по примеру автолюбителей лучше всего назвать «чайниками». Но больше всего забот доставляют совсем не они. Хоть и приходится всё «разжёвывать» и постоянно следить за ними, хоть и делают они разные «подпуски». Больше всего проблем создают немного пообтёршиеся и, как им кажется, уже всё знающие излишне активные борзятники из категории малоопытных. Они и ошибаются чаще, и спорят настойчивей, и неуживчивей в коллективе.

         Товарищ борзятник! Собираясь в отъезжие поля, обрати внимание на состав всей группы. Один зануда, неуравновешенный человек или «алкаш» может испортить всю поездку…

         Если в отъезжих полях у вас хорошая крыша над головой, жаркая печка в углу, есть возможность умыться утром, побриться, сварить кулеш или шурпу, баня и приятная компания — вы прекрасно отдохнёте даже в бедных зверем угодьях.

И сразу замечу: где бы мы ни бывали в этом сезоне — зверя в полях находили. Правда, что касается лисы, то видел я её всего один раз за весь сезон.

После того, как борзятники уже прошли, побудилась она в очень высокой сантиметров в сорок стерне  и полетела, огненная над золотым. А случившиеся рядом грейхаунды моментально заловили её.

Основной объект испытаний, заяц, поднимался часто, но держался в тяжёлых, крепких местах: бурьянах и заросших сорняками или неубранных полях, которых сейчас остаётся очень много. И только перемена погоды нас радовала иногда тем, что русак ложился на стерне. На испытаниях травить зверя в сорах и зарослях — занятие малоперспективное. Борзые, если и успевают пометить русака, то сразу его теряют. Но как правило, поднявшегося в меру зайца они не замечают. А из-под ног травить зверя, естественно, запрещено правилами испытаний. В таких полях хорошо охотиться на лошади. Побудившегося русака с высоты всаднику хорошо видно в бурьянах и зарослях. Пустив лошадь в галоп, борзятник может показывать зверя собакам, пока те не воззрятся и не начнут работать.

Очень часто ложился русак и на пашне. Скакать тогда борзым было трудно, но работы были красивыми. На состязаниях только пашня и спасла — иначе многие группы могли бы остаться «без подъёма».

Борзятник! Если русак не поднимается на открытых полях: стерне, зеленях и т. п., — это совсем не значит, что его нет в угодьях. Изучай повадки хитрого зверька и не теряй надежды…

На перспективу нужно иметь ввиду теперешние тенденции в изменении характера угодий и приспосабливаться к ним, активно осваивая лошадь. Из меня наездник неважный, правда, я надеюсь практиковаться и совершенствоваться в этом занятии. Одно понятно — далеко не каждая лошадь подходит для псовой охоты. Так на Всероссийских состязаниях экспертной комиссии были предоставлены лошади. Но они оказались неподготовленными: застоявшимися в стойлах и слабыми настолько, что еле выдержали нагрузку первого дня. На следующий день одна из них не пошла через ручей. Видно, что лошади не бывали на воле, в полях и охотничьих угодьях. Они зачастую больше мешали, чем помогали в работе. Такие лошади для испытаний и состязаний не годятся. Вообще, не нужна нервность и горячность высокопородистых лошадей. А подходят для псовых охот казацкие дончаки, на которых, как говорят, «хоть шкаф посади — не упадёт». Или рядовые пастушьи «дрючки», привыкшие изо дня в день ходить под седлом, таскать на себе всадника в любую погоду, по любому грунту и рельефу. Это тот случай, когда чем проще — тем лучше. Кроме того, на лошади, оказалось, как-то не с руки описывать работу борзых. Поэтому мне лично было удобнее мерить поля пешком.

Борзятник! Пора осваивать верховую езду и охоту! Но не гонись за красотой и породностью лошади. Уж лучше скакать на пони, чем лежать в гипсе…

Ну и красивые  же и удачные дни выпадали в отъезжих полях!

Помню, в середине октября выдалась солнечная погода. Мы топтали стерню несколько часов подряд. Русака не было. Борзятники остановились отдохнуть и в изнеможении растянулись на соломе. Золотая стерня сияла на солнце. Довольно свежий ветер гнал облака высоко в небе. И тут все заметили, что по ветру летит множество сверкающих серебристых нитей. Это неожиданно приоткрылось позднее бабье лето.

А через несколько дней ударил приличный морозец. Ранним утром трава серебрилась от инея. Речку, через которую борзятники перебирались по мостику, затянуло льдом. Зато наконец-то на стерне стали подниматься зайцы. И день был удачным…

И последний день состязаний запомнился. После двух предыдущих царило уныние. Зайца было мало. Поднялось только несколько штук. Но тут нашли заросшую старую пашню. С этого «поля чудес», как его окрестили, поднялось шесть русаков, и многие группы отработали. Неожиданно как-то сразу солнечный день превратился в пасмурный, поднялся ветер, стала заходить низкая тёмная туча. Повалил первый снег. Борзятники спустились в овраг и, переждав снежный заряд, вышли последней равняжкой на всё то же поле. Не успели двинуться, как встал матёрый заяц. Грейхаунд-одиночка, пущенный в меру, буквально сжёг русака и после нескольких угонок заловил.

Это было рождение нового полевого чемпиона России. Под усиливающимся снегом сфотографировались на память. А к вечеру на полях уже лежали сугробы. Кончался октябрь…

Вот, пожалуй, и всё, что мне хотелось рассказать друзьям борзятникам, вернувшись из отъезжих полей.

 

 

Сергей Матвеев

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.