Третье письмо к другу (анализ неудач при натаске)

Статья была напечатана в № 32 “Российской охотничьей газеты” за 1997 год.

 

1994 Аракс р. 12.04.1992 г., От Апаша 1862и и Бетти Чуба И.О., вл. Долгорук Виктор Иванович, Донецкая обл, Амвросиевский р-н, п. Клёновка. Фото Виктора Долгорука
1994 Аракс р. 12.04.1992 г., От Апаша 1862и и Бетти Чуба И.О., вл. Долгорук Виктор Иванович, Донецкая обл, Амвросиевский р-н, п. Клёновка. Фото Виктора Долгорука

 

Мы остановились, Саша, на таком пороке в работе легавой, как гоньба за птицей после её подъёма. Для легашатников это всегда больная тема.

Гоняют легавые у многих охотников. Особенно часто они начинают гонять после того, как поохотятся, почувствует запах крови, да подранков возьмут несколько. Но Андрею при натаске легавой в мае это не грозит. Однако желательно натаскать собаку и обязательно получить диплом, а ещё лучше – парочку, до серьёзной охоты: пока собака не поохотилась, в ней ещё не полностью проснулся азарт, и она более управляема.

Опытные, многопольные легавые, как правило, на охоте проганивают. Особенно, когда дичь бывает бита. Это довольно естественно и для практической охоты полезно – меньше теряется подранков. Однако на испытаниях – другое дело, и за гоньбу собака будет снята. Но для подготовки к ним мне было достаточно со своим ирландцем поработать пару дней в поле на шнуре. Он быстро всё соображал и переставал проганивать. Собаки тоже понимают: одно дело охота – другое игра.

В любом случае, не стоит по первому полю на охоте разрешать легавой подавать битую птицу, особенно горячему ирландскому сеттеру. Это собственно, и не очень нужно на открытых полях. Правда, часть подранков будет уходить, а дичь теряться. Лучше пока смениться с этим и с молодой собакой подранков не искать.

Если же рада станет упорно гонять, то могу порекомендовать Андрею несколько проверенных способов избавления от этого порока.

Первый, больше психологический, заключатся в том, что натасчик выбирает прут погибче и ждёт, пока его ученик не погонится за взлетевшей из-под стойки птицей. Тогда он орёт во всё горло и мчится вслед за собакой. Легавая, конечно, поражённая воплями, оглянется на бегу и затормозит, ошарашенная. Если подлетевший натасчик хорошо отстегает её прутиком, это, я думаю, запомнится,  и в следующий раз при криках собака будет резко тормозить. В следующий раз легавая вряд ли будет дожидаться прута, но, может, она, в конце концов, поймёт, что гоняться за птицей – это плохо.

Второй способ исправления гоньбы легавой менее экзотичен и заключается в использовании шнура и «строгого» ошейника или ошейника-удавки. Во время стойки шнур перехватывают, и попытка собаки погнать пресекается. Многие легавые после нескольких таких уроков перестают гонять. Но не все. С упрямцами поступают более строго.

Берут крепкий шнур, а на собаку надевают крепкий, широкий ошейник: после подъёма птицы дают легавой разогнаться несколько метров и потом, вложив весь вес своего тела, дёргают изо всей силы шнур так, чтобы неслух разок-другой перевернулся. Тут же подходят к собаке, приговаривая и жалея её, гладят, успокаивают и всячески выказывают своё сочувствие. Несколько таких уроков с сальто-мортале дают превосходный результат.

Все эти способы хороши, если применяются индивидуально к каждой собаке. Однако не переводятся среди славного племени легавых гонцы, которых ничего не берёт. Такие лихие легавые получаются, если начинают натаску одновременно с охотой (вернее, сначала начинают охоту, а потом как бы натаску). Вот почему я и рекомендую Андрею начинать охоту только, когда Рада будет уже вполне поставлена. Уж лучше перетерпеть, чем потом мучиться.

А для неисправимых гонцов остаётся только попробовать на охоте очень забавный способ.

Вместо дроби заложить в патрон просо и, дождавшись рывка собаки за птицей, пальнуть в неё. Вреда от этого не бывает, а эффект хороший. Если этого окажется мало, следует повторить урок, но использовать для этого бекасинник. И от него особого вреда собаке не бывает. А если и это не поможет, а гоньбу терпеть нет мочи, используется дробь седьмого номера. Если же все попытки будут тщетными, остаётся зарядить ружьё единицей. Больше уж ничто не поможет.

Понятно, Саша, что это шутка. Но шутка только отчасти. Я знавал стреляных собак. Они не гоняли или останавливались сразу после выстрела. У большинства из них был один недостаток, впрочем, как и почти у всех отучаемых от гоньбы различными способами легавых, — они «тужили». То есть послать их со стойки вперёд было очень трудно.

Вот и выбирай, какое зло хуже: гоньба или тугая подводка.

Если у легавой окажется тугая подводка, то её можно попытаться исправить работой по добору бегающих подранков. Однако здесь есть риск испортить стойку и получить гонца. Уж больно подранок горячит молодую собаку. Опять возникает проблема выбора, и важно попасть в золотую середину.

Более мягким способом устраняют тугую подводку, провоцируя движение легавой со стойки при посыле своим заходом вперёд и вспугиванием дичи. Такой манёвр иногда хорошо помогает. Но, к сожалению, встречаются легавые, у которых этот порок невозможно устранить никакими способами. Они просто застывают в каталепсии, и хозяину приходится самому поднимать птицу.

Хочу напомнить Андрею, что надо быть осторожным со стрельбой. Боязнь выстрела – порок легавой, и приобретается он исключительно по вине натасчика.

Ни в коем случае не нужно стрелять, пока легавая не принялась работать, как следует.

Я приучаю легавую к выстрелу просто. Когда она со всей проснувшейся страстью начинает делать стойки по птице, я начинаю стрелять после подъёма дичи из стартового пистолета. Увлечённая работой собака совершенно не обращает внимания на выстрелы, и даже наоборот, она связывает выстрел с такой желанной для неё дичью.

Закрепляется позитивное отношение к выстрелу на охоте. Однако стрелять нужно только из-под стойки. Беспорядочная пальба просто по пролетающей дичи, да ещё усиленными зарядами, может напугать и приученную к выстрелам собаку.

Поэтому первое время стрелять нужно только по правильно сработанной легавой дичи. И желательно не мазать.

Некоторые натасчики используют вместо стартового пистолета «тюкалку», знакомую всем с детства, из трубки, гвоздя и резинки, заряжаемую серой от спичек. Она компактна и легка, а эффект, в сущности, тот же. Это же устройство можно носить с собой на прогулках и время от времени постреливать, когда собака бегает в отдалении, и, подзывая её, хвалить. Такая предварительная подготовка поможет легавой привыкнуть к звукам выстрела заранее.

Часто встречаются темпераментные, быстроходные легавые, далеко уходящие в поиске в стороны и вперёд. Такой поиск является врождённым, но его при натаске желательно сократить до разумных пределов – метров до пятидесяти- семидесяти. Да и вперёд собака не должна далеко уходить.

Делается следующее. Как только легавая слишком удалится, натасчику нужно сесть и спокойно посидеть. Собачка рано или поздно заметет это и прибежит выяснить, в чём дело. Тогда уложить её, дать успокоиться и, снова пустив в поиск, стараться поплотней руководить им. Этот манёвр повторяется каждый раз, как только легавая слишком далеко уйдёт.

Эффект можно усилить, если развернуться и пойти прочь с поля. Собака, заметив это, прекратит работу и потянется за натасчиком. Для легавой прекращение работы, которую она так любит, — большая неприятность. И до неё постепенно дойдёт, что не дело – бросать хозяина.

Чтобы собачка постоянно следила за натасчиком и не уходила далеко, полезно на поиске время от времени укладывать её командой, подзывать свистком и поощрять лакомством или добрым словом.

Ещё один встречающийся недостаток в работе легавых – следовая работа (работа низом) – обуславливается в большей степени врождёнными качествами. Но иногда он проявляется вследствие ошибок в натаске.

Работать низом, «копаться» и распутывать наброды провоцируют молодую собаку такие сильно пахнущие любители побегать, как куропатка и фазан. Да и перепел – не дурак побегать по весне. При постоянных работах следом без вмешательства натасчика прививается манера следовой работы и верхочутым по природе легавым. А чтобы манера не портилась, нужно постоянно руководить собакой и при переходе на низ, строго покрикивая: «Копаешь! Копаешь!», — посылать в поиск.

Не следует также натаскивать легавую при штиле и очень слабом ветре, а поле надо выбирать с достаточно подросшей зеленью, чтобы собачка ловила ветер на чутьё, высоко держа голову. В безветрие на следовую работу переходят и хорошо поставленные легавые. На охоте такое можно только приветствовать. Но для Рады это всё впереди. Сейчас главное – выработать правильную манеру причуивания.

У практических охотников и дилетантов часто бывают легавые с отсутствующей вовсе или нетвёрдой стойкой. Стойка – врождённое качество высокопородистой легавой, и её отсутствие – это следствие неправильной, бестолковой натаски. Обычно легавые начинают делать стойки по воробьям, кошкам и прочей живности ещё в щенячьем возрасте. Если же у молодой легавой пробудилась охотничья страсть, но она поднимает птицу без стойки, следует сразу же взять её на шнур и постараться навести на только что перемещённого перепела. Как только собачка прихватит запах и потянет к месту его приземления, нужно попридержать её секунд десять-двадцать и послать вперёд. Хорошо, если легавая сама птицу поднимет, если это не получится – нужно ей помочь и вытоптать птицу. К сожалению, перепел часто уходит от места посадки и из-под стойки собаки. Поэтому на первый раз слишком долго держать на стойке легавую не стоит. Если только попадётся спокойный перепел (обычно это самка), тогда находя и поднимая его по возможности несколько раз, можно увеличивать время стойки до нескольких минут.

Этим отработка стойки по перепелу отличается от таковой при натаске по болотной дичи. Заметно, что легавые, натасканные по нему, в общей массе имеют менее твёрдую стойку.

Наличие хорошего чутья помогает собаке и по перепелу делать выразительные работы с великолепной стойкой, но молодые легавые ещё не способны пользоваться своим природным чутьём в полной мере. Поэтому с закреплением стойки по перепелу необходима аккуратность и последовательность. Обычно после нескольких уроков у молодой легавой проявляется её врождённая стойка. С очень послушной, хорошо дрессированной легавой можно отрабатывать стойку без шнура, останавливая её на потяжке командой. И вообще у таких собак особых проблем со стойкой не бывает.

Итак, Саша, я постарался разобрать основные ошибки в натаске легавой по полевой дичи. Надеюсь, в дополнение к тому, что Андрей знает и что прочитает в книжках, этот разбор будет полезен.

Ещё раз советую ему не отчаиваться и в мае интенсивно заняться натаской Рады. Придёт время – щёлкнет выключатель, и собака начнёт работать.

Если всё делать правильно – должна начать!

Ни пуха, ни пера!

 

Сергей Матвеев

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.