Продолжение вариаций

Статья была напечатана в № 38 “Российской охотничьей газеты» за 1997 год.

                                                  

Прелюдия

          Не оскудевает земля Русская любителями борзых.  И какими любителями! Свято чтятся традиции и заветы прошлого, скрупулёзно изучается опыт старинных борзятников, блюдётся чистота веры, порядков и языка. И стоит от них отступить хоть на шаг («РОГ» №11 за 1997г. «Вариации на тему…») — сразу получишь отповедь от знатока. На сей раз не упустил случая мой старый товарищ и, можно сказать, учитель (хоть я чуть постарше и раньше получил категорию эксперта), большой знаток классики охоты с борзыми и эксперт Валерий Кондратов (его статья «Под свежим впечатлением» «РОГ» №18 за 1997г.).  Это действительно энтузиаст и знаток истоков. Мало кто способен столь упорно изучать старинные книги и каталоги, переписывать их ночами, поехать за интересной книгой за сотни километров, жертвуя временем, здоровьем и благополучием семьи. Но вот Кондратов таков! Однако…

Предмет 

         Я любитель задавать вопросы, а В.Кондратов оказался любителем выдавать ответы, не очень, впрочем, впопад. Видно, что он, не дав своим «свежим впечатлениям» добродить, созреть и отстояться, предложил их читателям. И теперь нам приходится довольствоваться эмоциональной, но сумбурной статьёй. Сел Валерий Кондратов на своего конька и начал цитатами щипать меня со всех сторон. Однако взять по месту ему, как оказалось, не по зубам.

Отсутствие логики и здравого смысла, как у всякого истово увлечённого человека, сослужило плохую службу, и он, спеша отчитать еритика, начал сам себе противоречить. То он выстреливает цитату, в которой угонка, это когда «…борзая, если не успела захватить его во весь щипец, а только хватает передними зубами без помощи клыков, то зверь на сильном беге срывается…», то  утверждает категорически, что нужно считать угонкой манёвры борзой вокруг зайца без намёков схватить его ( таких борзых я назвал «спортсменами»). То приводит цитату, в которой «угонка отличается от повиха тем, что при угонке собака заставляет зайца свернуть в сторону не менее прямого угла или отсесть, при повихе же — угол менее прямого», и возмущается, что я обзываю повихом манёвр, когда зверь на некотором расстоянии от борзой меняет направление, то предлагает мне ознакомиться с существующими правилами, в которых именно и называется повихом «самостоятельное изменение направления движения зверя…», а угонкой может быть вообще «…резкое вихляние из-под настигшей борзой»

А уж обида на то, что «домашнее животное, охотничья собака-борзая» названа хищником, меня просто растрогала.

В результате у В. Кондратова вместо полезной статьи звон цитат да дудение в фанфару. И для чего это?

Я не стану больше разбирать по косточкам все эти промахи и несообразности в статье В. Кондратова. Предлагаю заинтересованному читателю откопать все эти статьи и самому разобраться в них. Упомяну только одну важную деталь. Так волнующую Кондратова «угонку» он упомянул в своей статье раз десять ( если я не просчитался), но так и не пояснил, какую из формулировок он считает наиболее правильной. Да и собственного определения не родил. Отчего же? Или опасается, что найдётся ещё какой-нибудь любитель цитат и хранитель традиций, Православный Борзятник и влепит ему цитатой.

Но разве дело в одной «угонке», господа? И только ли в ней был смысл моих «Вариаций на тему…»? Я же начал разговор об спорных и сомнительных моментах в полевой экспертизе борзых в общем. Их больше чем достаточно. А формулировки интересовали меня постольку-поскольку. Теперь есть повод продолжить этот разговор. Просто так отвечать на статью В. Кондратова не имело смысла — интересных выводов она не содержит, а претензии вздорны и необоснованны. Но продолжение темы, надеюсь, будет полезно читателям.

Досужие размышления

(Форма)

          Нашёл я всё-таки в статье Валерия Кондратова дельное замечание, которое подтолкнуло меня к дальнейшему анализу и изучению. Он совершенно правильно отметил, «что раз борзая не пронеслась, не покатилась через голову или не упала и ей не потребовалось справляться после «угонки», а плавно идёт наперерез зверю, значит, до угонки там далеко». Совершенно верно! Но если бы В.Кондратов пошёл в своих рассуждениях дальше, он бы понял, что движения по плавной дуге не может быть не только при угонке, но и при повихе.

Действительно, в приведённом мною рисунке (№11 «РОГ» за 1997г. «Вариации на тему…») траектория движения борзой при повихе (или как его там Кондратов называет) показана в виде дуги. Извинением мне, правда слабым, может считаться только то, что в рисунке отнюдь не требовалось показать все манёвры борзой. Он является утрированной иллюстрацией моих рассуждений и примером, основанным на реальной ситуации при испытаниях.

«Не согрешишь — не покаешься» (вот уже и цитата выползла). И сейчас я хочу исправить неточность, рассмотрев подобные моменты, так сказать, крупным планом. На рисунке изображены вероятные траектории движения борзой. Теперь, учтя законы физики, известные нам из средней школы, разберём эти схемы. Когда борзая подходит к зверю, её скорость может равняться ~ 60 км/час (по крайней мере, грейхаундам это под силу), или это будет 16,7 м/сек. Пусть даже чуть меньше. Всё равно при повороте зверя на расстоянии 5м борзая может пронестись. Не забудьте ещё про потери на скорость реакции собаки. На более дальнем расстоянии или если борзая лёгкая, ловкая, она справится быстрее, но и её траектория не будет плавной (схема 3). Тяжёлый же, рослый кобель наберёт такую инерцию, что пронесётся точно, т.к. не сможет за 1/2 — 1/3 секунды изменить направление своего движения. А если борзая вздёрнута на ногах или имеет неправильные передние рычаги, то она может и кувырнуться через голову при попытке справиться.

kondr

А теперь я опять за своё. А уверен ли А в том что он видел? Опять же учтите, что борзая заслоняет зверя, что всё обычно происходит на значительном расстоянии и почти мгновенно. К тому же обычно работает пара или свора борзых, которые могут закрывать друг друга и зверя от эксперта. Да и как этот А может определить со своей позиции 90 градусов угол поворота зайца или 60? Угонка ли это (по Кондратову) или пових, или что-то другое? Вот если бы он был на лошади и рядом — тогда другое дело. Если же А всё-таки уверен на все сто — он очень самонадеян.

Проза жизни

(Содержание)

         Так или  не так будет двигаться борзая — все эти рассуждения имеют достаточно абстрактное значение. У меня не было цели  доказать что-то В.Кондратову. Почему? А потому, уважаемые читатели, что пришла пора поставить ему «мат».

В своей статье В.Кондратов на счёт экспертов А и В высказался «…дураки они оба». Теперь, приоткрыв завесу, должен сказать, что экспертом А, который видел угонку там, где её не было, был сам Валерий Кондратов… А экспертом В, который отметил, что между борзой и зверем было 7-10м являлся ваш покорный слуга.

Жаль, что В.Кондратов не вспомнил ситуацию. Но это оказалось мудрено для того, кто в последние годы стал одним из ведущих экспертов по испытаниям борзых на Украине и юге России и участвует в экспертизе сотен собак в год. В результате он «сам себя высек» (чем не цитата?). В.Кондратов человек самолюбивый, и, щадя его, я от комментариев воздержусь. В любом случае следует быть поосторожней с эпитетами в адрес товарищей-экспертов, Валерий Александрович! Это, в конце-концов, неприлично.

Но всё-таки влепил мне Кондратов! «Во всех формулировках понятия угонки… — везде отражается форма, видимость…», — пишу я. «Что? Что я тут не понял? А вы поняли?» — вопрошает он. Каюсь! Да, весьма у меня витиевато закручено. «Друг Аркадий! Не говори красиво — говори правильно!» — не помню, кто сказал. (Однако это уже цитата! И, вроде, к месту. Я вообще способный). Винюсь перед читателями в том, что используя некоторые приёмы и обороты, пытался оживить скучное чтение специальной статьи. Видно, слегка переборщил, и форма затмила содержание. Однако это интересней, чем монотонная россыпь цитат.

 Всякие интересные случаи

          Читатели, надеюсь, убедились, что эксперт не всегда в состоянии определить при работе борзой была ли угонка, пових или, как отметил В.Кондратов, самостоятельный поворот зверя. Хорошо, что правила предписывают иметь экспертную комиссию из трёх человек, чтобы наблюдать работу борзых с разных позиций, и жаль, что последнее время всё чаще и чаще делаются исключения.

И хотя это ключевой момент в полевой экспертизе борзых очень интересен, но встречаются и ещё весьма характерные ситуации и характерные действия экспертов при этом.

«Как понимать и как судить: по правилам или по легкомысленному заключению В.В.Беделя?» — задаёт В.Кондратов, можно сказать, риторический вопрос, так как ответ мой, естественно: «По правилам, Валерий Алесандрович, по правилам. А как же иначе?» Но судить часто приходится и по совести исходя из здравого смысла. Почему так? А потому, что при полевой экспертизе борзых часто складываются ситуации, которые не отражены в несовершенных правилах или оговорены не ясно. Однако разным экспертам здравый смысл подсказывает разное.

         Предлагаю читателям несколько примеров и своё мнение по их поводу.

Уже давно в секции борзых МООиР тлеет скандал. На испытаниях в Кораблёвке хортые борзые, показав прекрасную яркую работу на виду у эксперта, поймали русака.  Но заслуженного диплома они не получили. В это время по разгильдяйству одного из участников испытаний были подпущены псовые. Правда, к зайцу они не успели: он был взят раньше. Тем не менее эксперт посчитал работу неясной, потому что подпущенные псовые, якобы, могли косвенно помочь поимке, т.к. заяц, вроде бы, мог их заранее заметить и выбрать для себя не самый выгодный путь к бегству, в результате чего и был, возможно, пойман. В общем, что-то в этом роде. Сразу возникает вопрос: почему из-за разгильдяев были наказаны ни в чём не повинные хортяки? Понятно, что должен быть наказан владелец псовых, и его собаки по правилам должны быть сняты с испытаний.

Эксперт не только имел право, но и был просто обязан расценить хортых. Он должен был сделать это исходя из здравого смысла, даже если бы псовые сделали несколько угонок по русаку, и это бы правилам не противоречило. Похоже, эксперт просто растерялся и не смог их применить осмысленно и творчески.

Отмечу ещё одну прореху в правилах испытаний. Согласно ч.7 п.2 собаки, пущенные по молодому зверю из позднего помёта, не расцениваются и снимаются с испытаний. Обычно рекомендуется, если пойманный заяц при осмотре оказался весом менее 2,5 кг, считать его молодым. Хотя в правилах об этом нигде не сказано, тем не менее. Но это хорошо, если зайчонок взят. А если нет? Как определить, весил ли ушедший зайчишка 2,5 кг или 2,4 кг? И, как правило, все ушедшие зайцы оказываются не листопадниками, а борзые благополучно получают дипломы. Правда, В.Кондратов в своей статье «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник…» утверждает, что матёрого русака от прибылого очень легко отличить. Хотя бы по характерному положению ушей. Но на это я приведу пример из нашей совместной практики. На одной из полевых экспертиз (назовём это так для конспирации) поднялся русачок, и пущенные псовые борзые стали крутить его на угонках прямо перед равняжкой. Я в это время взял очень далеко переда и стоял у посадки метрах в 700 от травли. Но и оттуда было заметно, что зайчишка скорей всего прибылой. Зверёк, выдержав не менее десятка угонок непоимчивых борзых, в конце-концов благополучно ушёл. А псовые благополучно получили свои «трёшки». По счастью, у меня оказалась видеозапись этой травли, сделанная с очень близкого расстояния. И там ясно видно, что борзые работали по зайчонку. Теперь у меня вопрос: почему В.Кондратов, так ловко определяющий возраст зайца по ушам и манере бега (см. его статью «Беда коль… и т. д.»), совсем не возражал против расценки этих борзых, хотя находился, я думаю, никак не далее 100 метров? В данном случае дипломы явно не заслужены. Не так всё просто. Видно, одно дело идеал, а другое проза жизни.

Ещё одна интересная ситуация из  практики полевой экспертизы борзых. Случается, что борзые, при травле не сделав ни одной угонки, уходят из поля зрения членов экспертной комиссии и где-то берут зайца. В этом случае некоторые эксперты расценивают работу борзых с присуждением диплома. Чтобы не быть голословным, приведу читателям случай, который мы, опять же с В. Кондратовым наблюдали, будучи участниками (но не экспертами) одних испытаний. Две хортые и псовая были пущены по русаку, долго тянулись за ним без преимущества в резвости и наконец скрылись из глаз за лесополосой. Хозяйка побежала искать собак и вернулась через час с взятым зайцем. Борзые были расценены экспертной комиссией с присуждением дипломов третьей степени.

Здесь, хоть и сочтут меня некоторые эксперты и борзятники буквоедом, замечу, что ни по совести ни по здравому смыслу присуждать дипломы нельзя. Какие собаки делали угонки? Которая из борзых взяла зайца? и пр. и пр. Тут остаётся только фантазировать и выдумывать оценки. Этак не годится. Другое дело, что расценить собак эксперты обязаны (что-то же они видели!), но дать баллы ниже проходных на диплом.

Ну и на закуску воспользуюсь примером, любезно предоставленным мне В. Кондратовым в личной переписке. Он привёл следующую расценку псовой суки, полученную при полевой экспертизе по русаку:

18+8+10+10+6+3+5+4+9 = 73 балла с дипломом третьей степени.

Оставлю без комментариев две десятки (за настойчивость и силу и выносливость), а на мой недоуменный вопрос по поводу столь низкой оценки за «участие в ловле и поимистость» (6 баллов) В.Кондратов очень удивился и ответил, что комиссия расценила всё по Правилам, мол, согласно примечанию 9 баллов следует давать борзой, сделавшей угонку при присуждении диплома третьей степени без поимки. А здесь зверь был пойман кобелём, работавшим с ней в паре. То есть была поимка, и примечание уже не действует?! Интересно, где была элементарная логика экспертов? ( Кстати, сам В.Кондратов, по его словам, в расценке этой борзой участия не принимал. Это для ясности.) Получается, что она получила бы оценку большую (9 баллов), если бы заяц не был пойман?!! Комментарии здесь не требуются, но формулировку примечания нужно всё-таки изменить, чтобы не было возможности у экспертов допускать подобные ляпы.

Примеров, пожалуй, достаточно. Хочу только отметить, что намеренно старался не называть ни времени, ни места, ни имён экспертов. (Исключение В.Кондратов, но, сами понимаете, это естественно.) Им ещё работать и работать. И вообще не ошибается тот, кто не работает.

Некоторые обобщения

             Чтобы не заниматься голым критиканством, тыча в недостатки, возьму на себя смелость сделать следующие выводы:

  1. Даже очень опытные эксперты при полевой экспертизе ошибаются. Естественно, плохие эксперты ошибаются чаще, а хорошие реже, но всё же ошибаются.
  2. Правила испытаний борзых не учитывают все ситуации в травле зверя, возникающие при полевой экспертизе, но должно к этому стремиться.
  3. А пока эксперт должен подходить к экспертизе творчески, осмысленно трактуя пункты правил испытаний, но не нарушая их; толковать неясности, руководствуясь здравым смыслом и логикой.
  4. И для того, чтобы эксперты (особенно начинающие) не занимались фантазиями и отсебятиной, обращаюсь к опытным и уверенным в себе экспертам с просьбой публиковать время от времени выдержки из своих отчётов по испытаниям с описаниями работ собак, с расценками и обоснованиями их.
  5. Наконец, нужна постоянно действующая комиссия по разработке и совершенствованию правил испытаний (впрочем, не только для борзых, но и по другим группам), которая должна постоянно собирать, учитывать и обобщать все замечания и предложения, выносить  периодически эти правила на обсуждение среди экспертов и подавать для последующей корректировки в соответствующие инстанции.

Теперь о принципах товарищеской полемики. Всех экспертов и любителей охотничьих собак безотносительно пола и возраста я считаю товарищами. Товарищами по увлечению, любви к собакам и охоте. А между товарищами всякое случается. И когда сидят они со стаканами в руках в своём весёлом кругу, бывают между ними насмешки, резкие слова, обвинения и выяснения отношений. Кто слишком увлечётся, рискует в конце-концов получить, извините за выражение, по лицу — и на этом инцидент исчерпан. Но не по-товарищески на всю Россию «разоблачать», бросать обвинения в некомпетентности, космополитизме, жидомассонстве, русофильстве и прочих грехах, заявлять: «кто не с нами — тот против нас…», «шаг влево, шаг вправо…». Не стоит путать принципиальность и прямоту с хамством. Каждое мнение заслуживает уважения и критики в цивилизованной и корректной форме.  В порядке обсуждения может изрекаться любая мысль, как бы фантастична и оригинальна она ни была. Любые сомнения и идеи заслуживают того, чтобы их выслушали и попытались понять. Все мы товарищи, любители и хотим, чтобы нашим собакам было лучше. Но каждый это видит по-своему. «Путь к истине лежит через сомнения» — не помню, кто сказал. Может быть, даже я, но это цитата.

Теперь вернёмся к причине, которая подвигла меня на «Продолжение вариаций» — к В. Кондратову. Почему бы ему не взять и разобраться наконец с правилами испытаний борзых, так частенько ругаемыми им, и, используя знания основ и свои литературные способности, не дать предложения по их совершенствованию. Пора, пора большому знатоку псовой охоты и эксперту Валерию Кондратову перестать разбрасывать жемчуг цитат и изречь нечто своё. «Время разбрасывать камни и время складывать камни», — как говаривал старик Екклесиаст.

Вот и ещё я использовал цитату. И к месту! Дело пошло! Ай да я…

 

            Сергей Матвеев

        эксперт по испытаниям легавых

28 апреля 1998 г.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.