Письмо к другу (анализ неудач при натаске)

Статья была напечатана в № 29 “Российской охотничьей газеты” за 1997 год.

 

 

1990.05.12, Донецкие испытания легавых, Н.Д. Пшеничный с пойнтером. Фото Сергея Матвеева
1990.05.12, Донецкие испытания легавых, Н.Д. Пшеничный с пойнтером. Фото Сергея Матвеева

 

С сожалением узнал я из твоего письма, Саша, что «Рада жива — здо­рова, но с работой не идёт».

Что ж, бывает, что легавую не удаётся натаскать. Правда, в девя­носто девяти случаях из ста — это следствие неправильного воспита­ния и ошибок при натаске.

В собственной практике я с такими «трудными» легавыми не сталкивался. Мои собственные собаки и собаки, которых я помогал натаскивать, все, одни раньше – другие позже, заработали. В среде экспертов и ак­тивных любителей легавых, в которой я вращался, такое тоже редкость. В среде же дилетантов, начинающих легашатников и «практических охот­ников» такое встречается часто.

Припоминаю, однако, несколько интересных в этом отношении, слу­чаев.

К примеру, знал я красно-пегого пойнтера Дика Папазова А.Д., ко­торый и по второму полю не принялся работать. И это пойнтер! Их дер­жат только охотники и только для охоты. Да нерабочих пойнтеров в при­роде не должно существовать, казалось бы. Сам Дик благополучно по­гиб в возрасте трёх лет, и поэтому неизвестно — вышел бы из него толк. Всецело отношу этот случай к несостоятельности его владельца как натасчика.

Кстати. первая его легавая, курцхаар, не делала стоек, (и тоже прожила недолго).

После красно-пегого Дика Папазову достался чёрно-пегий пойнтер, тоже ДИК, который всё-таки заработал. Я сам его судил на испытаниях и дал диплом второй степени. Но натаскивать этого пойнтера помогал старейший любитель пойнтеров Еловский Ф.М. Однако и этот кобель погиб, прожив всего три года.

Комментарии, как говорится, излишни.

Интересен случай, когда у известного заводчика пойнтеров и курц­хааров Пшеничного Н.А. не заработала сучка курцхаар и по четвёрто­му полю. Но тут просто хозяин был уже в летах и не мог заниматься натаской собаки так интенсивно, как это требовалось.

Если обобщить, то причины появления «неработающих» легавых следующие: отсутствие самой натаски и неумение владельца натаскать легавую.

Могу заметить, что не каждому даны способности к этому. Иной, хоть всю жизнь держит легавых, так и не может правильно её натаскать. И собака то гоняет, то совсем не делает стойку, то ещё что-нибудь чу­дит. А иной начинающий, вдумчивый любитель, пользуясь только специальной литературой и собственным разумением, прекрасно ставит свою первую легавую.

Отчего это зависит? Могу только отослать к уникальному труду Робэра Домманже «Дрессировка Фрама». Он отмечая:

«…качества. необходимые всякому человеку для успешного выполнения какой-нибудь работы, и качества «специальные», обязательные для того, кому приходится управлять волею и поступками живых существ.

К первым откосятся: духовная уравновешенность, энергичность, настойчивость, здравый смысл и самолюбие.

Среди вторых особенно важны: точность, терпеливость, сметливость, последовательность, и – о чём не стоило бы и говорить — ­любовь к воспитанию и, воспитываемым животным».

По-моему — ни добавить, ни убавить. Уровень требований, однако,

высок.

Извини, Саша, за несколько пространные рассуждения на общие темы, но, надеюсь, они были полезны. Вернусь теперь к вашему прискорбному случаю.

В жизни Андрея Рада не первый ирландский сеттер, и он, по идее, знает, как должна работать легавая. К чему же отнести эту неудачу? Я внимательно изучил твоё письмо и пришёл к выводу, что Андрей де­лал всё «с точностью до наоборот».

Не касаясь о6щей дрессировки, так как ты об этом не упоминаешь, отмечу только, что легавая для начала натаски должна быть достаточно послушна. От этого будет зависеть правильность работы легавой, так называемая постановка. Но на пробуждение собственно охотничьего инстинкта степень дрессировки влияния практически не оказывает.

А что оказывает? Что ускоряет? Что замедляет?

Во-первых, Раде уже третий год, то есть второе поле, а Андрей только­

занялся её натаской. По первому полю, судя по нашей переписке, он натаской не занимался. Я же начинаю натаску легавых по первому полю, иногда даже моложе года. И они у меня начинают прилично рабо­тать, как правило, через месяц. Был случай, когда я помогал натаски­вать  ирландскую сучку, а она заработала только по второму полю. Но. опять же, хозяин просто по первому полю мало занимался с ней – не мог найти времени для натаски. На второй год я, как говорит­ся, не слезал с него: теребил, напоминал, вытаскивал его в поле на натаску. И результат оказался превосходным. Сука заработала! И как — стильно, красиво, стала показывать приличное чутьё. В итоге в два года она получила диплом второй степени.

А не прояви я достаточной настойчивости, и не загорись, в конце концов её хозяин, так и была бы дура дурой.

Однако хочу тут отметить, что каждым годом жизни легавой охотничий инстинкт пробудить всё труднее и труднее. Иногда легавая нач­нёт работать по третьему полю, но по четвертому — шансы на это при6­лижаются к нулю.

Итак, Андрей упустил золотое время для натаски Рады. Это первая

ошибка.

Первое правило: начинать натаску легавой по первому полю.

Во-вторых, я начина. натаску по перепелу всегда в мае. Ты же пи­шешь: «В этом сезоне упорно Андрей с ней ходил по перепелу…». Речь в письме идёт об охотничьем сезоне, то есть августе-сентябре.

Заниматься натаской молодой ирландской суки в процессе охоты ­верный способ её испортить. Зато почти наверняка можно добиться того, что собака станет бояться выстрела, а это для легавой порок. Что, отчасти, и получилось: «С6или двух куропаток. При этом Рада что-то совсем заволновалась и смылась к машине».

Ещё одно правило натаски: из-под легавой можно стрелять дичь, толь­ко когда у неё уже пробудился интерес к птице, и она начала работать.

Кроме всего прочего, осенью даже опытной работать. по перепелу труд­нее, чем в мае. А уж молодой собаке и подавно. Весной и активност­ь птицы, и состояние атмосферы (температура и влажность воздуха), и состояние поля (молодая зелень) способствуют лучшему и более даль­нему распространению запаха дичи. Осенью же мешает и чернозёмная пыль, и амброзия, цветущая к этому времени в степи, и августовская сушь, и малоподвижность сытой, ленивой птицы. А перепел и так пахнет очень слабо. Слабее, чем прочая пернатая дичь.

Сравнивая результаты испытаний и состязаний по полевой дичи, могу сказать, что дальность чутья у одних и тех же собак падает в сентяб­ре по сравнению с маем примерно в полтора-два раза. Что же требовать от молодой легавой, которая даже не знает, для чего она в поле.

Чтобы нажать спусковой крючок охотничьего инстинкта, нужен достаточ­но сильный раздражитель в виде сильного, устойчивого запаха. В общем по опыту могу сказать, что из натаски осенью ничего путного не выходит.

Поэтому ещё одно правило: натаскивать по перепелу в мае, пока самка не сядет на гнездо.

Ещё повторим правила, проверенные практикой:

  1. Натаску легавой начинать по первому полю.
  2. Не стрелять, пока легавая не принялась работать и не стала правильно выполнять все элементы работы.

Натаскивать. молодую легавую по перепелу всегда в мае, а не осенью.

Если выполнять все эти правила, то легавая принимается работать без особых трудностей. И требуется для этого времени от недели до одного месяца. При условии, конечно, достаточно частых выходов в поле. Мне, обычно хватало и трёх выходов с собакой в неделю, если птицы было достаточно. Замечу попутно, что молодой легавой необходимо от десятка до сотни встреч о птицей, чтобы она заработала.

Теперь предположим, что Андрей начал натаску правильно. Тем не менее его усилия были напрасны, и Рада так и не заработала. Тогда следует поискать ошибки в методах натаски. Уверен только: если во­время начинать натаску и натаскивать молодую собаку в периоды наилучших условий для этого, то в 99 случаях из 100 легавая принимается работать по первому, в крайнем случае, по второму полю.

Остальное уже следует отнести к отсутствию врождённых качеств собаки. Прежде всего она не примется работать при полном отсутствии чутья. Это может быть из-за болезни или врождённой патологии. Однако такое встречается чрезвычайно редко. Уж какое-то чутьё у Рады, наверняка есть. Думаю, кусочек сыра она отыщет запросто. Даже если Рада малочута, с ней можно вполне сносно охотиться и даже заработать дипломчик, такие собаки работают накоротке, но добычливы, особенно по боровой дичи. Раду можно тогда попытаться натаскать по тетереву или фазану, если они встречаются в ваших угодьях. По перепелу же она работать потом не будет.

Очень редко встречаются легавые, не проявляющие охотничьих инстинктов даже при нормальном чутье. Как правило, такие особи флегма­тичны, инертны и малоподвижны, что для ирландского сеттера большая редкость. Я же помню Раду подвижным и любопытным щенком. Да и сейчас как ты пишешь, в поле «носится как угорелая». По-моему, это не тот случай. Есть ещё надежда, что Рада заработает. Поэтому рекомендую Андрею интенсивно заняться в мае натаской. Набраться терпения и рабо­тать, работать и работать, пока не щёлкнет выключатель, и проснётся у собаки охотничья страсть.

Если же толку не будет, можно только поздравить Андрея — ему дос­тался уникальный экземпляр из славной породы ирландских сеттеров.

Ни пуха, ни пера!

 

Сергей Матвеев

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.