Они такие разные

Статья была напечатана в № 7-8 (июль-август) журнала “Охота и охотничьи собаки” за 1997 год под названием «О птице и о чутье легавых».

 

Нет в мире совершенства.

Из наблюдений автора

 

1995.05.04 Апаш на стойке по перепелу, близ Донецка. Пески
1995.05.04 Апаш на стойке по перепелу, близ Донецка. Пески

 

Тёплые майские дни и дожди подняли густую люцерну. Сверкающий на солнце красный ирландский сеттер вышивает по зелёному полю. С высоко поднятой головой он ловит чутьём степной ветер, разрезает грудью высокую многолетку и летит, летит… Но вот Апаш с ходу развернулся и, ловя запах на чутьё, потянул настороженно, всё замедляя и замедляя шаг, метров шесть и стал, напряжённый и неподвижный. Только нос, нежно и страстно ловящий запах, нарушал эту неподвижность.

  • Пиль!

Апаш вздрогнул и тут же рванулся вперёд сквозь многолетку. Пролетев метр, он тормознулся, и сразу же в полуметре правее вылетел успевший отбежать перепел. Ирландец сунулся было, но окрик остановил его. Перепел сказал «плинь» — и улетел.

  • Хорошо! Ищи!

Опять Апаш прошивает челноком зелёное поле. Бьют перепела. Впереди «задёргал» коростель. Пара параллелей — и кобель хорошим верхом прихватил и потянул уверенно, страстно, как бы на цыпочках. Немного рыская в стороны на потяжке, он быстро прошёл метров двенадцать и осторожно стал; затем держа убегающую птицу на чутье двинулся медленно вперёд. Опять стал, и команда бросила его в подводку. Несколько энергичных движений — и впереди, метрах в трёх, взлетел рыжий коростель. А-а, старый приятель. Здорово! давно не виделись! Коростель, пустив мутную струйку и ничего не ответив, отлетел метров на сто и упал в люцерну…

Межсезонье. Сижу, просматривая скупые, торопливые описания работ собак, и живо вспоминаются майские дни. Передо мной книги, фотографии, стандарты и правила. Чем ещё заниматься легашатнику в межсезонье, когда уже почудилась весна?

Да… Правила… Кстати, о правилах. Как-то странно мне кажется, что в правилах испытаний болотная и полевая дичь свалены в одну кучу. Скверная у меня привычка — задавать вопросы. И больше всего себе самому. Так… Что же определено в правилах как болотная и что как полевая дичь? Смотрим…

В правилах, утверждённых МСХ СССР 18.05.81г. к болотной дичи относят: дупеля и бекаса, а при их отсутствии — гаршнепа, коростеля и курочку; а к полевой: перепела, серую куропатку и фазана. Новые варианты правил, как утверждённые Минсельхозприродой России 24.03.95г., так и рекомендованные бюро экспертов МООиР 24.01.96г., к болотной дичи относят: дупеля, бекаса, гаршнепа, коростеля; а к полевой: перепела, куропатку (имеется ввиду серая куропатка).

Неужели же столь разные виды дичи и по среде обитания, и по образу жизни, и по поведению можно объединить для экспертизы в одни правила? И чего это и для перепела, и для куропатки — дичи полевой — используется одна и та же шкала дальности? Они что же, пахнут одинаково? Ну уж это, положим…

Нет, надо прежде всего разобраться, чем определяется сила, или острота, запаха. Конечно, рассматривать все процессы, связанные с запахом слишком сложная задача. И боюсь, что это скоро бы наскучило читателям. Однако, не залезая в дебри физики, химии и биологии, покопаться интересно.

Итак, под термином «сила запаха» подразумевается, так сказать, пахучесть дичи, её способность выделять больше или меньше запаха. В отличии, скажем, от звука или света, имеющих в физике единицы измерения, запах таковых не имеет. Естественно нет и физических приборов для измерения силы запаха. Следует добавить: к большому сожалению. Тем не менее, все нормальные люди в быту ощущают запахи и выделяют среди них сильные и слабые. Очевидно, что и для собаки различные виды дичи обладают различной силой запаха (или пахучестью, если угодно).

А сила запаха (Fз) зависит прежде всего от количества носителей запаха (молекул, частиц, паров) выделяемых дичью в единицу времени, так как чем больше их выделяется, тем большее количество улавливается органами обоняния собаки и сильнее раздражаются рецепторы. Разумеется, различные источники запаха (в нашем случае — различная дичь) выделяют и различное количество носителей запаха в единицу времени.

От чего же зависит эта особенность? Порассуждаем.

По всему судя, каждому источнику запаха (дичи) присуща определённая эмиссионная способность. То есть способность единицы площади его поверхности выделять то или иное количество носителей запаха в единицу времени (Е). В нашем случае может быть и сложнее: различные участки тела дичи могут обладать различной эмиссионной способностью, но в целом это не меняет хода рассуждений.

Понятно, что чем больше площадь тела дичи (S), тем большее количество носителей запаха оно выделяет.

Далее, и сами носители запаха могут характеризоваться определённой раздражительной активностью для обонятельных рецепторов (коэффициент Ка). Ведь при наличии среди носителей запаха тех или иных веществ, которые инивидуальны для каждой дичи, рецепторы собаки будут раздражаться с различной силой.

Поэтому, в первом приближении, силу запаха можно описать зависимостью:

Fз = SЕКа

Это, конечно, очень упрощённо и в общих чертах, но вполне достаточно, чтобы уяснить суть.

Отсюда напрашивается вывод, что дичь более крупная (фазан, куропатка), должна пахнуть сильнее чем перепел, а группа птиц (выводок) — сильнее чем одна птица. Используя полученную зависимость, можно делать и другие предположения о различиях в силе запаха разных видов дичи.

Теперь, используя эти выводы и свой опыт, попробую разобрать  особенности работы легавой по разным видам дичи.

Естественно, элементы работы легавой везде одни и те же. Легавая, она и в Африке легавая. Однако!

К перепелу легавая может подвести близко, упереться, и он это спокойно выдерживает; а дупель значительно строже и срывается, если собака слишком напирает. Повесне, в период гнездования, перепел очень активен. Самец токует-бьёт, много перемещается по земле, может уходить от легавой из-под стойки на несколько десятков метров. В это время он оставляет много набродов. Дупель в этот период всё-таки более спокоен, хотя и он уходит иногда от собаки. Работа по нему легче хотя бы из-за более сильного запаха — легавой проще держать его на чутье.

Натасканные и много работающие по перепелу легавые приобретают специфический почерк. Пресущая перепелу манера активно уходить от собаки и достаточно слабый запах провоцирует её на копание.

Летом и осенью очень часто встречаются выводки перепелов. Причём поздние выводки держаться вместе вплоть до октября. Надо ли говорить, что работа по выводку перепелов — это далеко не то, что работа по одиночному дупелю в августе. Как определить силу чутья легавой при работе по выводку подросших перепелов, пользуясь правилами испытаний? И как сравнить такую работу с работой по осеннему, жирному дупелю?

У меня лично есть такое ощущение, что натаска, испытания и охота с легавой в средней полосе по болотной дичи и в степных районах по полевой существенно отличаются. И если строго подходить к проверке качеств легавой, то для испытаний по болотной и полевой дичи необходимы разные правила. Это заявление выглядит пока слабо обоснованным, но я попробую его укрепить с разных сторон.

Во-первых, касательно болотной дичи. Работа легавой по ней красива, ярка, чётка и не сравнима по выразительности её элементов с работами по другим видам дичи. Это классика! По болотной дичи собака полностью раскрывается, полностью проявляет присущие ей качества и их совершенство. Это обусловлено и свойствами дичи — достаточно сильным запахом, и её поведением — относительной малоподвижностью, и характерной влажностью мест обитания с хорошо сохраняющимся запахом птицы.

Другое дело — перепел. Он и пахнет слабее, и побегать любит, и в сухих полях запах распространяется хуже — всё работает против легавой. И здесь я могу принять мнение многих экспертов, что по перепелу диплом высокой степени получить значительно труднее, чем по дупелю. Работа же по куропатке ещё более отличается от работы по болотной дичи. Ну, об этом потом.

Итак, отметим, что вся болотная дичь имеет ряд общих особенностей: места обитания, поведение, сила запаха. Строго говоря, сила запаха каждого вида болотной дичи различна. Но не настолько, чтобы у нас был повод выделить каждый вид. В пределах погрешностей при оценке дальности прихватывания, которая делается экспертами, как бы там ни говорилось, «на глазок», можно считать, что сила запаха одинакова. Правда Евгений Смирнов в одной из своих статей настаивает на том, что коростель пахнет слабее дупеля — приблизительно, как перепел, а гаршнеп — слабее бекаса. Не могу с этим согласиться. И основания для этого дают мне работы легавых по дупелю и коростелю, виденные мною неоднократно подряд в одних и тех же условиях. Другое дело, что коростель любит убегать от собаки и петляет при доработке, поэтому неопытной легавой трудно его сработать правильно. Но опытные собаки отрабатывают коростеля чётко, верхом, показывая хорошую дальность и верность чутья. И он пахнет сильнее перепела. Я это замечал много раз в последние годы в наших степях, где коростель загнездился и стал встречаться в таких количествах, особенно по весне, что легавые, случалось, работали по нему чаще, чем по обыденному перепелу. Ностальгическая зарисовка с натуры, открывающая эти размышления, — хорошая иллюстрация к вопросу о силе запаха перепела и коростеля.

Опять же, охотясь поздно осенью на болотах по бекасу и гаршнепу, не наблюдал я особых различий в силе их запаха.

В итоге констатируем, что правила испытаний по болотной дичи вполне закономерно могут объединять дупеля, бекаса, гаршнепа и коростеля. И даже коростель вполне пригоден для выявления охотничьих качеств опытной, привычной к нему легавой. То есть препятствий для выделения правил испытаний по болотной дичи в самостоятельные с этой стороны никаких нет.

Во-вторых, проанализируем возможность и закономерность выделения правил испытаний легавых по полевой дичи в самостоятельные.

Как отмечалось, полевая дичь — это перепел и серая куропатка. Оба вида относятся к семейству фазановых отряда куриных и имеют много общего. Они и встречаются часто в одних и тех ж местах. Проходя с легавой поле многолетки, вы можете встретить и перепела и куропатку. А в последние годы, когда куропатка стала обычной в степных районах, её иногда встречаешь чаще, чем перепела.

По весне в отличии от перепела куропатка держится парами. И в этом источник своеобразия работы по ней легавой. Летом и осенью куропатка попадается выводками и крупными табунами (до нескольких десятков штук). И здесь, как и при работе по выводку перепелов, возникает проблема определения остроты чутья собаки. Вообще, украинскими экспертами предлагались способы коррекции дальности причуивания при работе легавой по группе птиц для приведения её к дальности по одной птице. Вопрос этот, как, впрочем, и многое высказанное здесь, требует дополнительных исследований, но принимая приведённые выше теоретические построения, понятно, что десять куропаток распространяют запах более сильный, чем одна. Такая же проблема, кстати, может возникнуть и при работе легавой по паре дупелей. Тут есть над чем подумать.

Под собакой перепел и куропатка ведут себя во многом сходно. И та и другая птица любительница побегать и дают достаточно много набродов. Правда, в отличии от коростеля, который любит петлять, они перемещаются от легавой большей частью по прямой. Куропатка, впрочем, построже перепела и не особенно любит, когда собака подводит слишком близко.

Что нас может особенно интересовать в перепеле и куропатке — это отличия в силе их запаха. Различия здесь значительные. Многочисленные сравнения на охоте и натаске легавых позволяют мне сделать вывод, что куропатка пахнет сильнее перепела раза в полтора-два. Вообще куропатку хорошо работает легавая и с посредственным чутьём. Поэтому, на мой взгляд, нужна отдельная шкала дальности причуивания для куропатки.

Киевские эксперты пошли дальше. Они предложили вообще отдельные правила для испытаний легавых по куропатке. Всё-таки это лишнее. Работа легавой по перепелу и куропатке имеет достаточно общего, чтобы обойтись одними правилами.

Принимая всё это во внимание, выделение правил испытаний легавых по полевой дичи (перепелу и куропатке) было бы вполне естественным.

Что же там у нас осталось из полевой дичи? Ах да…

Что касается фазана, то поведение его так отлично от поведения прочих видов дичи, встречающихся в поле, а работа легавой настолько своеобразна, а запах столь силён, что выделение испытаний по нему в поле в самостоятельные совершенно не имеет возражений.

Стойку в поле он держит плохо. Курочка и молодые фазаны позволяют ещё легавой сделать стойку, а взрослый петух бегает так, что собаке зачастую, чтобы не стерять с чутья, приходится преследовать его чуть ли не галопом. И только пробежав иногда несколько сотен метров, этот стайер затаивается в куртине какой-нибудь травы или кусте и позволяет продемонстрировать стойку. Подъёмы без стойки — совершенно обычны.

Характер поведения фазана и сила его запаха полностью соответствуют его родственникам по отряду куриных, но семейства тетеревиных: тетереву и глухарю. И если он встречается в зарослях, в лесу, то расцениваться работа легавой в этом случае должна, естественно, по существующим правилам испытаний для лесной (боровой) дичи. Здесь всё понятно. Но фазан встречается и в поле. В последние годы фазан в южных степях настолько размножился и стал обычным, что его можно встретить на кормёжке или отдыхе почти каждый выход с собакой в поле.

И, опять же, для определения силы чутья легавой при работе по фазану необходимы дополнительные исследования. Сам же я могу заметить, что запах у него значительно сильнее, чем у всякой полевой или болотной дичи. Собака прихватывает фазана очень далеко, и несмотря на его беготню, уверенно держит на чутье. Даже короткочутые и бестолковые легавые вполне успешно работают по фазану.

О дальности причуивания различных видов дичи разговор особый. Лучше всего было бы не полагаться на заключения и впечатления отдельных экспертов и любителей легавых и освободиться от эмпирических оценок остроты чутья. Пора бы уже положить конец досужим разговорам и спорам и исследовать силу запаха каждого вида дичи. Хотя, это не просто. Чтобы получить достоверные результаты, потребуется группе экспертов с несколькими десятками легавых поработать в разных регионах по разным видам дичи. Нужно бы зафиксировать несколько сотен работ одними и теми же собаками — только в этом случае исследования будут достаточно достоверными. Да… Задача весьма трудна прежде всего по организационно-финансовым соображениям. Захочет ли кто это делать?.. Сомнительно…

Тогда остаётся только пойти старым путём. Путём  времён разработки самого первого варианта правил. Группа опытных экспертов может выработать эмпирически шкалу дальности чутья легавой по каждому виду дичи. Серией взаимных консультаций и проверок в поле результаты можно получить более-менее удовлетворительные. (Это всё лучше, чем ничего.) А учитывая оговорку в правилах, что оценки ориентировочные, — и довольно правомерные.

Подводя итоги этих размышлений и копаний, остаюсь с убеждением, что для корректных, достоверных и всесторонних испытаний легавых необходимы следующие их виды:

  • по болотной дичи: дупель, бекас, гаршнеп, коростель;

  • по полевой дичи: перепел, серая куропатка;

  • по полевому фазану;

  • по лесной (боровой) дичи: тетерев, глухарь, вальдшнеп, фазан, белая куропатка.

В нынешних же правилах довольно различные виды дичи (и охоты, имейте ввиду) свалены вместе. К тому же весьма слабо отражены различия в силе из запаха. Можно ли считать результаты испытаний корректными, сравнимыми и соответствующими рабочим качествам испытываемых легавых? Или это весьма условно?

Мне кажется — именно последнее.

 

Сергей Матвеев

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.